рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

"Это всё с нами было..."

– Новокузнецк и Ленинград очень похожи. Иногда – особенно после поездок в город на Неве – открываю утром глаза и не могу понять, где я нахожусь… –  говорит Евгения Ивановна Халченко, председатель Новокузнецкого городского общества «Жители блокадного Ленинграда». Два города стали родными для нее. В одном прошло детство, другой – стал родным и любимым много позже. И среди воспоминаний о детстве особенно ярки и страшны те, которые относятся ко времени с сентября 1941 по август 1942 годов.

 – Евгения Ивановна, Ленинград – ваш родной город?

– Да, я родилась в Ленинграде 4 августа 1929 год. Мой папа – военный, погиб в первые дни Великой Отечественной войны. Мама – учительница начальных классов. До 1941 года у нас была большая дружная семья, я училась в школе, занималась в самодеятельности – в общем, была обычным активным жизнерадостным ребенком. Каждое лето мы все вместе уезжали на дачу, но в 1941 году случилось несчастье: дедушку парализовало, и мы остались в Ленинграде

– Вы помните день, когда началась война?

– Да. Мама принесла нам с двоюродным братом однодневную путевку в Таврический сад. Мы так ждали то воскресенье! Вот, наконец, приехали туда, позавтракали в кафе, выходим – и как раз в это время по радио звучало объявление Молотова о начале война… Естественно, праздник был отменен, и мы поехали домой. Сначала все были уверены, что война продлится недолго. Но – увы…

Правительство Ленинграда, чтобы оградить от налетов и обстрелов, отправило детей в Новгородскую область – до конца лета. Мы попали в Акуловку, где располагался крупный железнодорожный узел. Но убежать от войны не удалось: вскоре начались бомбежки. Тогда нас, детей, стали эшелонами отправлять обратно в Ленинград. Бомбили постоянно, даже те эшелоны, где везли детей…

Мы могли уехать из Ленинграда, но тогда нужно было бы оставить дедушку, поэтому остались. А уже 8 сентября немцы перерезали Октябрьскую железную дорогу, и Ленинград оказался отрезанным от большой земли. Началась блокада. Сгорели склады, где были запасы продуктов на весь город. Там был и сахар, который от пожара тек сладкими ручейками по земле. Потом ленинградцы ходили к складам, собирали землю с «сахаром», чтобы пить с ним чай.

– Пришлось ли вам учиться в тот год?

– Да, сначала проводились занятия, но потом здание школы было переоборудовано под госпиталь, мы учились в бомбоубежище. В конце концов, классы распустили. И вместо учебы мы, школьники, дежурили на крышах. Помню, как испугалась первой «зажигалки» и спряталась. А двоюродный брат клещами взял ее, опустил в воду, а потом в песок. Потом и я научилась…

– Как жила ваша семья в то время?

– Когда блокада только началась, мы надеялись на лучшее. Но постепенно стало понятно, что скоро она не закончится. Сначала стало плохо с продуктами, потом отключили электроэнергию и воду, начался голод. Мы ходили на нейтральные полосы, где оставался урожай капусты на колхозных полях, собирали капустные листья, кочерыжки – и ели их. А когда начались холода, все переехали в одну комнату: я с мамой, бабушка с дедушкой, тетя с мужем и тремя сыновьями. Посередине комнаты стояла печка-буржуйка, вокруг – кровати.

Я ходила получать хлеб на всю семью – стояла в очереди, отмечалась… А хлеба давали по 125 граммов на весь день, это кусочек с ладошку.

– Чем же вы питались?

– Вот этими крохами хлеба. А еще готовили «щи» из комнатных цветов, «холодец» из столярного клея и вымоченной кожи. Иногда давали муку – тогда бабушка готовила «болтушку», и мы это ели. Был у нас в буфете кусочек комкового сахара. И каждый вечер бабушка давала мне буквально крупинку его. И маленькую ложечку рыбьего жира намазывала на хлеб – чтобы я не обессилела.

Тот хлеб – особенный. В Ленинграде была старая мельница. На потолке и стенах со временем образовался толстый слой мучной пыли – ее сметали, смешивали со жмыхом, целлюлозой и небольшим количеством нормальной муки. Из этого и пекли. Его было трудно резать, поэтому бабушка брала нитку, делила ею хлеб на три части: завтрак, обед, ужин. Потом каждую часть делила еще на 4: нам с мамой и им с дедушкой.

– Многие бывшие блокадники вспоминают страшные случаи…

– Я к началу войны была уже взрослой девочкой, и помню много. Разное было – и хорошее, и страшное. Помню телегу с трупами у подъезда: дворник обходил квартиры и порой выносил из них целые семьи. Помню холод, вой сирен, и… новогоднюю елку, когда на празднике детей кормили обедом – с настоящим супом, вторым блюдом и киселем.

Ленинградцы отчаянно старались не опуститься до паники и мародерства. Однажды три дня не привозили хлеб, и вот – машина. Начался обстрел района, шофера убило, хлеб разбросало. Люди могли бы наброситься и растащить буханки. Но вместо этого взялись за руки, создали живое ограждение и никому не позволяли мародерствовать. Потом собрали хлеб, унесли в магазин. И только после этого нам по карточкам выдали заветные граммы хлеба…

– Вашим близким удалось выжить?

– Не всем. Сначала, в январе, простудилась и умерла моя мама, потом в один день от нас ушли тетя и ее муж. В марте не стало дедушки. Мои двоюродные братья попали в ремесленное училище и детдома, я – в приемник-распределитель. А бабушку взяла к себе ее сестра. Увы, скоро бабушки тоже не стало.

– Из приемника-распределителя вы попали в детдом?

– Да. В приемнике-распределителе на первом этаже располагались дети, которые были уже невменяемые от голода и ужаса пережитого… На втором этаже – выздоравливающие. Меня определили на третий этаж, к крепким детям. А потом и в детдом. Помню, нас, девчонок, повели в помывочную. Мальчишки уже вымылись и отправились на ужин. И тут начался обстрел. Один из снарядов попал в плиту, но не разорвался. Уже потом, когда его стали осматривать, нашли записку: «Чем можем – поможем». Это пленные соотечественники спасли нас. Кастрюлю сбросило на пол, разбросало все макароны. И мальчишки собрали их в кастрюлю, промыли и оставили для нас, девчонок. Вот так мы друг о друге и заботились.

– Когда вас эвакуировали?

– В августе 1942 года. Мы тогда даже песни от радости пели. До Ладоги ехали поездом, попали под бомбежку, лежали в окопах, прикрывая собой младших детей. Когда подъехали к озеру, случилось другое несчастье: прямо перед нами ехали дошколята, и их разбомбили. На воде остались лишь панамочки да игрушки.

– Куда отправили детей из Ленинграда?

– В Куйбышевскую область. Там нас, детдомовцев, отправили в ремесленное училище, где вместо мастерских был оборонный завод. Я работала, ухаживала, как и все, за ранеными, училась в школе, да еще в самодеятельности участвовала. Наш ансамбль пригласили на Всероссийский смотр художественной самодеятельности. Сначала готовились в Куйбышеве, потом нас привезли в Москву. А в 1947 году дядя предложил поехать с ним и его семьей в Латвию, устроил официанткой в санаторий морского флота, а сам вскоре поехал по работе дальше. Девчонки мне помогали – отпускали на учебу. Вот так и окончила 10 классов…

Я ни от кого помощи не требовала, старалась сама выжить. Дядя всегда был рад мне, когда приезжала в гости, но жить у них я не хотела. Вскоре познакомилась со своим будущим мужем. Мы уехали в Белгород, где я окончила заочно институт, дошкольное отделение. А в 1960 году переехали в Новокузнецк. Этот город стал родным – здесь почти вся жизнь моя прошла, родились дети, внуки...

– Чем вы занимались в Новокузнецке?

– Получила образование и стала работать в школе, около 40 лет посвятила образованию! Но никогда не забывала про страшное время блокады – всегда своим ученикам рассказывала, как это было. И сейчас, возглавляя Совет жителей блокадного Ленинграда, одним из приоритетных направлений работы Совета считаю просветительскую деятельность и патриотическое воспитание. Очень важно, чтобы дети знали, какую войну пришлось пережить стране, как тяжело было. К сожалению, с каждым днем остается все меньше свидетелей трагедии…

– Чем живет Совет сегодня?

– Я уже 20 лет на посту председателя Совета жителей блокадного Ленинграда. Когда он только образовался, нас было 300 человек, сейчас осталось 88. Одни, кто был в то время детьми, помнят совсем мало про блокаду, другие уже покинули нас… Теперь я защищаю интересы и права тех, кто перенес блокаду, мы ведем просветительскую работу в школах, стараемся организовать всевозможные экскурсии, участвуем в городских мероприятиях – в прошлом году, например, елочки на Бульваре героев посадили.

Временами приходится искать ответы на вопросы бывших блокадников, добиваться приема у первых лиц города. Например, в 2013 году добились того, чтобы нам провели диспансеризацию. И по ее результатам почти всем блокадникам дали инвалидность – а это для пожилых людей, подорвавших здоровье в детстве, очень много. Вы не смотрите, что я тут бодро бегаю, чаем вот вас пою – без дела, просто сидя дома, я чахну, начинаю болеть. Так что вся наша жизнь – это движение вперед.

Мария Максимова, фото Владимира Шабанкова

Кузнецкий пенсионер

Как это было...

27 января 1944 года блокада Ленинграда была окончательно снята. Длилась она почти два с половиной года. За это время, по разным данным, погибло от 300 000 до 1 500 000 человек. Большинство из них умерли от голода. 1 мая 1945 года за мужество и героизм, проявленные жителями во время блокады, Ленинград получил звание города-героя.

Фото из архива журнала "Огонёк"

Комментарии   

 
0 # пинг 22.01.2015 16:15
страшные фотографии.. не дай бог пережить такое
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Янв 2015 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31