рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

Вечной прочности вечный запас

Её жизнь напоминает детектив и мелодраму одновременно. Всё было: любовь, предательство, подвиг на войне, потеря и обретение сына, вторая любовь… Но, несмотря на испытания, которые выпали на ее долю, Мария Андреевна Рыбакова полна оптимизма, её лицо то и дело озаряется улыбкой, а в воспоминаниях лишь иногда проскальзывает горечь…

 – Здравствуйте, проходите, – с порога улыбается Мария Андреевна Рыбакова. Глядя на неё, маленькую, по-девичьи хрупкую, не веришь, что когда-то девушка Маша была связистом и получила медаль «За отвагу».

От одной войны – к другой

– Я родилась в 1923 году в Архангельской области. Семья была хорошая, большая. Папа – бухгалтер, мама – домохозяйка, – неторопливо ведет рассказ Мария Андреевна Рыбакова. – Нас было шестеро детей, я – самая старшая. Помню, как начиналась Финская кампания. Тогда забирали всех мужчин, а вместо мужей и сыновей возвращались похоронки... Так что детство мое проходило среди сирот. Только-только оправились от Финской войны, началась Великая Отечественная. Тогда защищать Родину хотели все, даже кто по возрасту не подходил. И я тоже рвалась на фронт – но меня не брали. Помог случай.

Неподалеку от дома девушки находился туберкулезный санаторий, и в том здании сначала открыли обычный госпиталь, а потом – офицерский дом отдыха Карельского фронта. Сюда Мария и устроилась работать. Однажды к ней подошел начальник штаба и спросил, как звать. «Маша», – ответила девушка. Он, как услышал голос, тут же попросил спеть. Мария посмеялась, но спела. И тогда начальник штаба предложил ехать с ним, на фронт, телефонисткой. Она, конечно, согласилась и тайком от родителей уехала. Так и попала на Карельский фронт.

Первые дни

– Первые дни были странными, – вспоминает Мария Андреевна. – Быт был не устроен, даже землянки не построены. Мне предложили временно заниматься хозяйством, стирать белье. Согласилась. Во дворе стояла большая бочка, где растапливали снег. Рядом было корыто, сколоченное из досок. Но это было не так ужасно как то, что белье кишело вшами. Мы его кипятили, раскладывали на снегу и промораживали – и таким образом пытались избавиться от насекомых…

Вскоре Марию вызвали в штаб, посадили за стол, поставили перед ней аппарат и показали, как пользоваться. Сообразительная и шустрая девушка быстро все поняла, за два занятия усвоила. Да и не было больше времени на обучение. Вот так и стала связисткой-телефонисткой.

Марш и медаль

– Я была единственной девушкой, и в этом были и плюсы, и минусы, – слегка смущаясь рассказывает Мария Рыбакова. – Вот представьте: когда мы стоим в обороне, мне специально делали шалашик-туалет. А во время марша что делать?..

Зато её как единственную девчонку все оберегали – и офицеры, и солдаты. Жалели, помогали. Со смешком говорили про невысокую и худенькую Машу: «Вон Пуговка полетела куда-то!»

– Катушки с кабелем – огромные! – без помощи, наверное, не справилась бы, – вспоминает Мария Андреевна. – Однажды во время обстрела оборвался кабель. Нужно было срочно связать провода. Я и понеслась… За тот случай и медаль дали – «За отвагу». А сколько раз приходилось так же ползти по болотам да соединять порывы – и не упомнишь.

Замужем

На фронте же познакомилась с мужем – Геннадием Игнатенко. Бравый разведчик работал при штабе и как-то по-особенному оберегал свою избранницу Машу. А однажды во время сеанса связи предложил стать женой. Расписались в освобожденном Петрозаводске, отметку о браке поставили в красноармейской книжке. Вскоре пришел приказ, и Марию Игнатенко демобилизовали. А ее мужа направили в Москву.

– Я вернулась домой, к маме, стала работать. О том, что Игнатенко вернется за мной, даже и не думала, – улыбается Мария Андреевна. – Была уверена, что та запись не имеет никакой силы.

Однажды Марии предложили место заведующей столовой. Девушка согласилась. Но вступить в должность не успела: приехал муж Геннадий и увез с собой.

– Он получил назначение в Прикарпатье. Городок при гарнизоне был без особых бытовых условий, – рассказывает о том времени Мария Андреевна. – Ни света, ни воды, рамы с огромными щелями. А у нас уже ребенок родился. И мне страшно было: как растить его в таких условиях?

Кстати оказалось предложение Геннадию Игнатенко отправиться учиться военную академию – с самого первого курса. И молодой человек крепко призадумался: у себя на родине, в Сталинске (Новокузнецке), до призыва на фронт он успел закончить 3 курса института. А теперь придется все начинать сначала? Тогда он, посовещавшись с женой, принял решение: демобилизоваться, вернуться домой и закончить учебу.

Потеря из потерь

В Сталинске Геннадий Игнатенко восстановился в институте, быстро наверстал программу и окончил институт с отличием, даже получал Сталинскую стипендию! Во многом это было заслугой Марии: девушка полностью взяла на себя решение всех бытовых вопросов, занималась воспитанием сына, огромным огородом, помогала и ухаживала за родными Геннадия Игнатенко.

– Я с головой погрузилась в быт, какие там туфли-платья-прически, успеть бы все по дому сделать, – горько усмехается Мария Андреевна. – А в институте-то Гену окружали девчонки-красавицы, не обремененные заботами. Вот так и получилось, что «красивая и смелая дорогу перешла».

Разошлись тихо, без скандалов: не стала Маша бороться за мужа-предателя. И тогда он предал ее еще раз. Получив назначение на Урал, приехал к родителям, где в это время находился четырехлетний сын Владимир (Мария Андреевна работала в детприемнике воспитателем) и забрал его…

– Я искала бывшего мужа, писала, узнавала, делала запросы, но нигде такой человек не значился, – печально рассказывает Мария Андреевна о тех днях.

Можно только представлять, что переживала женщина, у которой забрали ребенка. Но Мария сумела справиться с горем, нашла в себе силы жить дальше.

Нашелся!

А потом состоялась встреча с замечательным человеком – Никанором Рыбаковым, который стал верным спутником жизни на 42 года. И с ним Мария Андреевна обрела семейное счастье, в его лице нашла поддержку и опору. Вскоре родилась дочь. А потом, через много лет, когда Мария Рыбакова стала бабушкой, произошел случай, перевернувший ее жизнь вновь.

– Я в тот день была с девятимесячным внуком на даче, – вспоминает Мария Андреевна. – Помню, с утра сердце ныло – домой надо. Собралась, поехала. Вхожу во двор, а навстречу идет мужчина. Глаза знакомые… Смотрим друг на друга…

«Володя, это ты?!», – только и успела прошептать женщина, как ноги подкосились. Мужчина подхватил и ее, и малыша, усадил на лавку: «Да, мама, успокойся….»

С тех пор они вновь общаются, делятся друг с другом радостями и горестями, ездят в гости – словно и не было горьких лет разлуки.

Былого не вернуть

– Мне тогда лет 80, кажется, было, – смеется Мария Андреевна. – Телефонный звонок. Игнатенко с Днем Победы поздравляет. Приглашает в гости. Я поехала к сыну, а вернулась домой с Геной.

Но не заладилась и во второй раз жизнь у бывших фронтовиков. Три года пытались они восстановить отношения, но Мария Андреевна так и не смогла простить предательства. И сегодня женщина живет одна.

– Мой второй муж, Рыбаков, в 1967 году увлекся моржеванием, и я следом за ним, – делится секретом бодрости Мария Андреевна. – До сих пор каждое утро делаю зарядку, обливаюсь холодной водой. Конечно, уже не на улице и не из ведра: я его и не подниму, пожалуй.

С юности Мария Андреевна занималась бегом, в зрелом возрасте встала на коньки, и уверена, что своим долголетием обязана активному образу жизни. А еще она любит петь. Занимается уборкой – поет, моет посуду – поет. Много читает, общается с детьми и внуками, правнуками и праправнуком. И очень ждет один из самых главных праздников – День Победы.

Мария Соколова

Кузнецкий пенсионер

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Март 2015 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31