рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

Радость сердца

– Да, это правда, орден Красной Звезды мне лично Конев вручал, – улыбается Владислав Георгиевич Фомин. – Помню, он тогда пожал мне руку, поблагодарил за службу и сказал: «Молодец, сынок!».

Владислав Георгиевич Фомин прошел всю войну, был награжден орденами Великой Отечественной войны I и II степеней, орденом Красной звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», получил ранение. А после войны 48 лет отработал в угольной промышленности.

 – Родился я 23 июля 1923 года в Казани, – начинает свой рассказ Владислав Георгиевич Фомин. – Там вырос, окончил 9 классов. В армию меня призвали раньше, чем исполнилось 18 лет, в марте, – сам попросился. Просьбу удовлетворили и спросили, где бы хотел служить. А хотел я либо в погранвойска, либо на флот.

На флот молодой человек не попал. Зато отправили в погранвойска в Среднюю Азию, в Кушку. А меньше, чем через полгода началась война. Тот день ветеран помнит хорошо: потрясение, ощущение нереальности происходящего и желание защищать Родину. Через пару месяцев Фомина направили в Иваново, в школу младших командиров. Окончил ее в звании сержанта. А в начале 1942 года был направлен в 1-ю гвардейскую бригаду 84-го стрелкового полка Украинского фронта.

«На ходу не спят!»

События, которые относятся к боевым действиям, Владислав Георгиевич вспоминает неохотно, все норовит рассказать, как лечили после ранения, как потом жил. И все же слово за словом складывается рассказ о солдатском быте.

– Тяжело было очень, и морально, и физически, – глухо повествует Владислав Георгиевич. – Когда мы переходили в контрнаступление от Москвы, бывало, только заняли место и собрались отдохнуть, раздается команда: «Вперед!» Однажды я так устал, что заснул на ходу и врезался в столб. Ко мне помкомвзвода подходит и полушутя говорит: «На ходу не спят!». А мне что делать: спать-то хочется!

На отдыхе солдаты старались отвлечься от войны. В центре внимания нередко оказывались Владислав Фомин с другом Николаем: оба играли на гитаре, а Фомин – еще и на гармошке. Так что ни одна «заварушка» без них не обходилась. Ветеран признается: если бы не такие минуты отдыха, было бы совсем тяжко…

Еще одно воспоминание о солдатских буднях связано с кормежкой.

– С питанием у нас все было хорошо, кормили и вкусно, и сытно, – вспоминает Владислав Георгиевич. – Но порой случалось, что кухня не успевала за нами или не было возможности подойти к нам. Приходилось питаться тем, что находили. Лошадей убитых ели. Потом смотришь – кухня приехала! Это был настоящий праздник!

Форсирование Днепра

Самое яркое и страшное воспоминание – знаменитое форсирование Днепра.

– Мы когда к Днепру подошли, что там творилось! – с неохотой вспоминает Владислав Георгиевич. – Самолеты летят и летят, бомбят и бомбят. Откуда их столько бралось? Только одна партия улетит – другая тут как тут. Все вокруг гудит. Небо с землей смешалось …

Было так страшно, что Владислав Фомин порой думал: скорее бы убило… Но раздавалась команда: «Вперед!» – и он в первых рядах. Приходилось бороться со своим страхом. А как иначе! К тому времени командира роты смертельно ранило, и Фомин взял командование на себя. Нужно быть примером!

– Я в то время был неверующим, но когда уже не было сил от напряжения, молился, – признается Владислав Георгиевич. – Просил сил всё перенести. А если попадут,– так чтобы  сразу насмерть. И поскорее бы этот кошмар закончился.

Бревна для плотов носили за несколько километров, связывали и потихоньку переплывали. Сидеть нельзя – только лежа, гребя одной рукой. То тут, то там раздавались взрывы. Вот только что рядом был плот – и нету. Много тогда народу погибло. Но через Днепр все-таки переправились!

– Когда переправились, обнаружили вражеские дзоты, – рассказывает Владислав Георгиевич. – У нас команда: уничтожить противника. Вот мы и выполняли приказ, переходили от одной точки к другой, уничтожая врага. Так и отбили…

Ранение

После форсирования Днепра роту Фомина отправили на отдых. Потом – к румынской границе. Там, во время наступления Владислав Георгиевич был ранен. Пострадали обе руки, вся спина иссечена осколками, а один из них попал в легкое…

– Пальцы на одной руке шевелились, а на другой – нет. Я все надеялся, что вылечат, – признается Фомин. – Но врачи вынесли приговор: ампутировать. После операции чувствую – чешутся мои пальцы, прямо спасу нет! Помню, доктор разулыбался – так и должно быть! Пальцы ампутировали, но сохранили руку. Конечно, о гитаре пришлось забыть.

Потом было долгое скитание по госпиталям: Харьков, Подмосковье, Чувашия и – родная Казань. Там-то и вылечили Владислава Георгиевича, там же и встретил он известие о Победе.

– Вот такой была моя война, – разводит руками Фомин.

На высоких должностях

После войны Владислав Георгиевич поступил учиться в техникум, потом отправился на практику в Абагур, да так здесь, на земле Кузнецкой, и остался. Вскоре перевелся в НИИ Гидроуголь – начальником снабжения, затем перешел в Листвянское стройуправление, потом – в СШМНУ, где и проработал 30 лет. Пенсионером Владислав Георгиевич стал в 73 года – не хотел уходить, да и отпускать его не торопились. А ведь когда-то, чтобы устроиться на работу, пришлось Фомину идти на хитрость. Человека с инвалидностью неохотно принимали на работу, тем более – на руководящую должность. Так что на медкомиссию вместо Владислава Георгиевича ходил его здоровый друг.

Профессионализм Фомина высоко оценили: он заслуженный ветеран компании «Южкузбассуголь», Почетный работник угольной промышленности, награжден медалью «Шахтерская слава», был победителем соцсоревнований сталинских пятилеток – 9-й, 10-й и 11-й.

Женат. Дважды.

На работе мужчину ценили, личная жизнь тоже сложилась. Но однажды в семью Фоминых пришла беда: погиб единственный сын. Тогда жена Тамара – женщина со слабым здоровьем – совсем сдала. Владислав Георгиевич до последнего дня был рядом, ухаживал и заботился. А ведь еще в 1984 году он познакомился с красивой женщиной Екатериной Васильевной, между ними вспыхнуло чувство, но верный  обязательствам Фомин не смог оставить жену.

А с Екатериной же Васильевной жизнь сталкивала вновь и вновь. После похорон жены Фомин решился и набрал заветный номер телефона: не вышла ли замуж его старинная зазнобушка? Екатерина Васильевна к тому времени овдовела. Так и решили ветераны создать новую семью. И вот уже 16 лет они женаты!

– У нас большая семья, больше 20 человек! – с гордостью рассказывает Владислав Георгиевич. – С детьми, внуками и правнуками мы в хороших отношениях, все к нам в гости приезжают на выходные – да и не только на выходные!

Самый главный праздник чета Фоминых встретит в кругу родных, обязательно отправятся к Вечному огню на бульвар Героев. И сердце Владислава Георгиевича вновь будет радоваться: не зря воевал, ведь нет ничего ценнее мира…

Мария Соколова

Кузнецкий пенсионер

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Апр 2015 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 23 24 25 26
27 28 29 30