рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

Язык предков

Согласно статистическим данным за 2010 год, в России проживает 12888 шорцев. Большинство – в Кемеровской области, незначительная часть (около 550 человек) – в Хакасии. Более 60% считают родным языком русский, и с каждым годом становится все меньше тех, кто с рождения говорит на шорском. Тем не менее выучить родной язык может каждый из них. Например, на кафедре шорского языка при НФ КемГУ (факультет русского языка и литературы бывшей КузГПА). Именно здесь работает сегодняшняя героиня – Вера Михайловна Телякова, доцент кафедры русского языка и литературы, кандидат филологических наук.

 – Я родилась в Новокузнецке, тогда он назывался еще Сталинском, – старательно не называет цифры Вера Михайловна. – Родители оба были людьми образованными. Отец – Михаил Николаевич Чиспияков – кандидат физико-математических наук, преподавал и в НГПИ, и в СибГИУ. Мама – Надежда Алексеевна – учитель биологии и завуч школы-интерната № 74.

О своем детстве Вера Михайловна рассказывает с улыбкой. Ей, девчонке, мир тогда казался залитым золотым солнечным светом, теплом и негой. Впрочем, все примерно так и было: единственная дочь, Вера купалась в любви родителей, двух бабушек и «бати» – второго мужа одной из бабушек. Кстати, у них, у бабушек, в Абагуре-Лесном, проходили и самые счастливые дни детства.

Вера Михайловна вспоминает, что Архип Иванович (второй муж бабы Нюры) был удивительным человеком: знал много интересного, на Новый год обязательно приносил огромную пушистую елку и кедровые шишки.

– Бабушка у меня жила в своем доме, и у нее у первой в околотке появился телевизор. И соседи приходили к ней посмотреть его, – с улыбкой вспоминает те времена Вера Михайловна. – Причем заходили как бы случайно, за солью, находили предлог, но каждый раз заявлялись как раз перед началом программы. Помню, что таких гостей собиралось много.

Но гостей было много и в другие дни, праздничные, когда Архип Иванович исполнял шорский кай. Это своего рода богатырское сказание под музыку, которое могло продолжаться часами, длиться почти сутки… В такие дни в доме Архипа Ивановича обязательно собирались гости и внимательно слушали. А ребятишки (многие из которых не знали родного языка и не понимали ценности происходящего) то забегали в дом послушать, то убегали на улицу поиграть.

– Баба Нюра и Архип Иванович оба знали шорский язык, – вспоминает Вера Михайловна. – Обычно они разговаривали на нем между собой. Отец тоже хорошо говорил, мама же, хоть и понимала, но говорила только отдельными фразами. Возможно, не испытывала в этом потребности. А может быть, нацелившись на поступление в Новосибирский университет, понимала, что шорский там не понадобится – вот и отдавала все силы русскому.

Сама же Вера Михайловна все-таки выучила родной язык – но много позже, уже будучи взрослым человеком.

Волшебный мир

– Сколько себя помню, я всегда умела читать, – смеется Вера Телякова. – И перед сном обязательно читала большую такую книгу «Сказки народов мира». Потом, повзрослев, стала буквально глотать книги: и сказки, и приключения, и классику, и научную литературу… У меня был собственный книжный мир, где царили добро и справедливость. И, если честно, до сих пор я немного удивляюсь, когда вижу человеческую подлость.

А вот книг на родном, шорском языке, Вера Михайловна не читала. Во-первых, потому что языка не знала – ни письменного, ни разговорного. А во-вторых, потому что книг на шорском попросту не было. Но и это она наверстает много лет спустя, уже выучив язык…

– Одно из ярких воспоминаний детства – как мама возвращалась с работы, – рассказывает Вера Телякова. – Она часто работала с утра до вечера, и время от времени оставалась на ночные дежурства. А я, прочитав сказку, ложилась спать. Когда мама приходила и начинала раздеваться, я приоткрывала глаза, чтобы посмотреть на чудо: мама искрилась! В то время женщины носили синтетические комбинации – вот они-то и «светились». Но я до сих пор помню то волшебное ощущение – мама, которую я так долго ждала, искры, ощущение покоя и правильности происходящего – все, можно спать…

Учеба

Начитанная девочка сразу становилась любимицей учителей (Чиспияковы несколько раз переезжали, и Вера переходила из школы в школу). Училась хорошо, ровно. Если что-то не сразу давалось – сидела и самостоятельно разбиралась, зубрила, изучала сложную литературу и находила ответы на вопросы в словарях и энциклопедиях… До сих пор Вера Михайловна удивляется: она, девчонка, приходя домой из школы, обедала и самостоятельно делала уроки, потом садилась читать или шла гулять с подругами. И ведь никто не стоял над душой, контролируя ребенка. И ведь выучилась, поступила в пединститут…

– При желании могла бы поступить в любой вуз, на любой факультет, – вспоминает Вера Михайловна. – Но куда именно? Уезжать в другой город не хотелось: у меня была очень хорошая семья, где меня любили. Отец предлагал идти на физмат, но я выбрала факультет иностранных языков. Почему? Наверное, потому, что мне нравилось, как звучит его название! Не скрою, для поступления мне пришлось позаниматься дополнительно языками, но прошла по конкурсу, поступила.

Окончив институт, Вера Михайловна по распределению попала в школу в селе Николаевка Чебулинского района, преподавала немецкий язык.

– Мне в этой школе нравилось, – до сих пор с улыбкой вспоминает Телякова. - Там был проектор, магнитофон, еще какая-то техника. Мои дети озвучивали кино на немецком языке! Помню, однажды мне пожаловались, что дети после моих уроков настолько устают, что «спят» на других уроках. Зато сами дети с восторгом ходили на занятия!

А через три года Вера Михайловна вернулась в родной Новокузнецк, некоторое время поработала в школе-интернате №74, а потом Электрон Федорович Чиспияков пригласил ее к себе, на кафедру иностранных языков. Он тогда создавал группу, которая изучала шорский язык, и убедил нашу героиню тоже выучить его. Те занятия переросли в любовь к шорскому. Вскоре Вера Михайловна поступила в аспирантуру, окончила ее, вернулась в родной НГПИ и стала работать на кафедре русского языка и на кафедре шорского языка.

– Мне нравится моя работа, – улыбается Вера Михайловна. – Сюда к нам приходят учиться увлеченные люди. К сожалению, так сложилось, что родной язык забыт шорцами. Но те, кто поступает сюда, хотят учить язык, с удовольствием оттачивают произношение, грамматику. А потом многие идут работать в школу. И, если есть такая возможность, преподают шорский. Пока учатся, участвуют в конференциях, праздниках, занимаются в Центре шорской культуры при Дворце строителей…

А Вера Михайловна, чтобы поддержать студентов, приносит на пары огромные словари и справочники, своим примером заражает любовью к шорскому языку. И ее студенты знают: не уверен, как правильно написать или прочитать? Бегом к словарю!

Мария Соколова 

Седьмой день

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Май 2015 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 27 28 29 30 31