рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

Такая работа – спасать

Главный конкурс МЧС России опять нашёл лучшего горноспасателя года среди наших земляков. А чему тут удивляться? Ведь на Кузбасс приходится более половины всей отечественной угледобычи…и аварий на шахтах, к сожалению, тоже. На этот раз победителем «Созвездия мужества» стал командир ленинск-кузнецкого отделения Кемеровского военизированного горноспасательного отряда Алексей УСТЬЯНЦЕВ. Внешне он здорово похож на актёра Алексея Усольцева, который, кстати, играет сплошь суровых храбрецов. Но в отличие от своего тёзки горноспасателю Устьянцеву приходится быть настоящим мужчиной не в кино, а в жизни – и это у него получается!

– Алексей, на вашем счету ликвидация самых масштабных аварий на шахтах «Распадская» и «Ульяновская», в 2004 году вы принимали участие в аварийно-восстановительных работах на шахте «Листвяжная», в 2011 – на шахте «Заречная», в 2012-м – на шахте «Грамотеинская». А где было сложнее всего?

– Наверное, на расположенной в Новокузнецке шахте «Ульяновской» – сейчас она переименована в «Усковскую» – там 19 марта 2007 года во время проведения горных работ была вскрыта зона тектонического нарушения. Тут же произошли обрушение кровли и мощный выброс метана, что бывает всегда в подобных случаях. Аппаратура уловила выброс метана, но шахта не была обесточена из-за блокировки газозащитного оборудования. Искра от неисправного кабеля вызвала взрыв. В этот момент под землёй находились 203 горняка и почти всё руководство «Ульяновской». Погибли 109 шахтёров и один английский специалист, прилетевший на шахту с проверкой. Эпицентр взрыва находился на глубине 250 м, в 1,5 км от ствола шахты. Ударная волна от него была такой мощной, что угольную пыль буквально выбило из всех выходов шахты, и она поднялась на несколько метров. Вслед за первым взрывом буквально через 5-7 секунд последовало ещё четыре взрыва, и это вызвало обширные обвалы в выработках сразу в нескольких местах.

– В каких условиях тогда приходилось работать?

– В забое стояла страшная жара и духота, всё было горячим, свет отключился, а в воздухе висела угольная пыль такой плотной завесой, что даже фонари её не просвечивали. Горняки выстраивались гуськом и шли друг за другом на ощупь. Кого-то несли на себе. Горноспасательные работы были осложнены тем, что в шахте, помимо сильного обрушения, часть выработок была быстро заполнена водой, другая – загазована. Образовавшиеся завалы приходилось разгребать вручную – чтобы не вызвать новых взрывов из-за сильной загазованности, нельзя было использовать технику. Правда, почти сразу же была налажена работа вентиляционных систем, что облегчило спасательные мероприятия. К вечеру из-под завалов были подняты на поверхность тела 74 погибших горняков. Конечно, это было настоящее горе. Живыми нам удалось вывести сначала 83 шахтёра, а затем ещё 10 человек. Работы по разбору завалов, поиску горняков и подъёму тел погибших продолжались трое суток.

– Что вы считаете своим самым главным профессиональным достижением?

– Спасение пяти горняков полысаевской шахты «Заречная», которых наш отряд нашёл за завалом и вывел на-гора живыми. Эта авария произошла 28 января 2011 года – когда на «Заречной» случилось задымление. Слава богу, тогда никто не пострадал. А горняки, которым мы пришли на помощь, если честно, просто запаниковали – завал был небольшим, если бы не паника, они и сами смогли бы его разобрать.

– Вам 41 год – горноспасателем вы работаете 12 лет. Чем занимались раньше?

– Был горнорабочим на шахте в своём родном городе Ленинске-Кузнецком – в том числе и в проходке работал, так что с шахтёрским трудом знаком очень хорошо, не понаслышке. В лаве ведь нередко приходится передвигаться на четвереньках. А главное, что она бывает мокрой из-за просачивания подземных вод, и тогда надо ползти ещё и в воде. Ничего не скажешь: тяжёлая это работа – добывать уголёк. С этим могут справиться только физически и морально сильные и выносливые люди. Инструменты, которые нужно было нести на себе, очень тяжёлые. Например, отбойный молоток – до 15 кг, а пояс с батареей для фонаря – около 6 кг. Потаскай такие!

– А как вы оказались в ленинск-кузнецком отделении Кемеровского военизированного горноспасательного отряда?

– Начал работать горноспасателем в 2004 году. Сразу понравилось, втянулся, остался. А в отряд я попал, можно сказать, случайно – меня с моими сегодняшними товарищами свёл… спорт. Я всю жизнь им занимаюсь – лыжами, волейболом, а активнее всего – хоккеем с мячом. И в армии я служил в спортивной части, которая находилась под Новосибирском. Тренеры меня, если честно, хвалили. Лет 15 назад я играл за «Шахтёр» – была такая команда у нас в Ленинске-Кузнецком. А наши тренировки проходили вместе с горноспасателями – вот они меня и убедили, чтобы я пошёл в отряд.

– Любовь к спорту в работе пригодилась?

– Спорт не просто пригодился, а стал ключевым – ведь профессия горноспасателя требует серьёзной физической подготовки. Тот же газозащитный аппарат, который весит 12 килограммов, респираторы, без которых в загазованную шахту просто не спустишься, да и другое снаряжение надо нести на себе – до 30 кг получается, когда на спасение идём. Порой с такой ношей приходится бежать пять километров. При этом часто работаем в очень высоких температурах — до 40 и даже до 50 градусов. А кроме этого, конечно же, важны выносливость и стрессоустойчивость.

– Военизированный – это значит, что всё как у военных?

– Служба у нас, и правда, серьёзная. Первые сутки – дежурство во взводе с 8 утра до 8 утра. Вторые и третьи сутки – уже можно домой заскочить, если недалеко живёшь. Надо всё время повышать свой уровень, так что постоянно учимся и тренируемся. Спортом тоже занимаемся – у нас постоянно соревнования в отряде то по лыжам, то по футболу, то по волейболу. Потом, правда, три дня выходных, но если, не дай бог, конечно, какая-то авария, то по звонку – во взвод, так что телефон всегда должен быть под рукой. Там сразу по машинам – и на шахту. Всё-таки шахтёрский край, а под землёй всегда опасно. Взрывается метан, происходят затопления. Такая работа – спасать.

– Самое страшное во время аварии, когда вы уже под землёй?

– Неизвестность – ведь идёшь и не знаешь, что тебя ждёт впереди… А сам-то живым на поверхность поднимешься? У нас в Кузбассе уже были такие аварии, что выжить после них, к огромному сожалению, практически нет никаких шансов. Но нужно вытаскивать погибших – незнакомых тебе горняков, а бывало, что и товарищей по отряду. Конечно, это очень тяжело. Однако времени на эмоции там просто нет – надо останавливать пожар, а то он пойдёт дальше и приведёт к новым жертвам. В шахте сильная загазованность, видимость почти нулевая, температура 50 градусов, но об этом, как и о риске для собственной жизни не думаешь, – только о том, как выполнить поставленную задачу. Да, спускаясь в шахту, я каждый раз понимаю, что могу не вернуться. Но даже мысли, что можно струсить, развернуться, убежать, у меня не было никогда. Обо мне больше близкие переживают.

– Расскажите о людях, которые вас любят и ждут.

– Моя жена Юлия – я всегда чувствую её поддержку. Старшая дочь Дарья – ей 14 лет, Даша учится в 8-м классе. Младший сын Владислав – ему 9 лет, он третьеклассник. Говорят, что своим папой гордятся. Я, когда получается, конечно, стараюсь приобщать их к спорту, активному отдыху. Вместе ходим на лыжах и в бассейн. Любим путешествовать всей семьёй. Как патриот родной страны, я предпочитаю поездки по России и бывшим странам СССР. Этим летом, например, мы отдыхали на Иссык-Куле в Киргизии. Очень понравилось. Зимой выбираюсь на лыжные прогулки, летом – на речку, порыбачить, по грибы. Но алкоголь – ни-ни. Вдруг позвонят? Пьяным в шахту – нельзя. Только в отпуске можно немножко расслабиться – если не случится ничего серьёзного, «дёргать» не станут. Но жаловаться – грех. Я ведь сам эту профессию выбрал. Мечты? Да, есть – хочу чтобы в мире не было ни войн, ни аварий. Пусть Дед Мороз по случаю наступающего Нового года об этом похлопочет!

Записала Инна Ким

Седьмой день

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Дек 2015 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 24 25 26 27
28 29 30 31