рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

La Femme Fatale Константина Шурпатова

Мы застали Константина ШУРПАТОВА хлопочущим: он как раз открывал юбилейную выставку «Мир художника» – свою вторую персональную в музее искусств. Первая – «Путь к себе» – была ровно десять лет назад. Воистину: неисповедимы не только Господни, но и человеческие пути. Шёл человек, шёл, нащупывал дорожку, и вот, пожалуйста – уже и собственноручный мир готов. Зелёное зеркало воды. Розовые горы Телецкого. Взъерошенная Кондома. Голубой Мустаг. Разноцветные шорские горы. Наивный лесной букет – свежий и хрупкий до прозрачности. Константин радостно демонстрирует свою последнюю работу «Волшебные струи Казыра», которую написал накануне выставки, в течение трёх недель нарезая синее масло ножом-мастихином. Говорит: там удивительное место, которому он и название придумал – Божья ладонь. И правда, камень в ледниковой воде похож на раскрытую ладошку, к которой ласково жмётся камень поменьше – как голова собаки. Чуть хвостом не виляет! В общем, «мир художника» ничем принципиально не отличается от Божьего. Да и человек – Константин Шурпатов – обычная головоломка: хочет заниматься тем, что ему нравится, и чтобы его за это знали… и любили. Внешне немного напоминает Северуса Снега из киносаги о Гарри Поттере. Ну помните, такой мрачноватый загадочный тип, вдруг оказавшийся отважным, самоотверженным, нежным, верным единственной Прекрасной Даме?! У 50-летнего Константина la Femme Fatale тоже одна – живопись. И смысл собственной жизни он видит только в том, чтобы ей служить. Больше ни на что другое ему не хочется тратить время, которое скользит сквозь пальцы шершавой речной галькой: «ш-ш-ш» – и на ладони только тёплые следы от камешков. Может, потому такая жадность – писать, вставляться, – что начал уже взрослым и «сам себя делал».

 

– Константин, путь к себе – в мир художника – у вас диковинный получился: из фельдшеров и слесарей… Родители вовремя в «художку» не отдали?

– Если честно, в детстве такого желания просто не было. Лет в 15, помню, рисовал какие-то цветочки. Правда, несколько раз общался с интересными молодыми художниками – как оказалось, это были знаковые встречи, которые упали в мою душу, как зёрнышки, чтобы только потом прорасти. Был обычным парнем, а в 21 вдруг все таланты стали просыпаться. Я тогда как-то сразу почувствовал сильную жажду – маслом рисовать. Даже если бы и захотел, то, наверное, ничего с этим сделать бы не смог. Просто «ломало» всего. Начал с натюрмортов – это было попроще. Но пейзажная живопись здорово тянула – только я не знал, как к ней подступиться. Учился по книгам – всё время в «Гоголевке» пропадал. Глотал одну книжку за другой, перерисовывал из альбомов Левитана, Репина, Куинджи, Айвазовского. Это кажется, что пейзаж – легко. Сложный жанр, очень многого требует. Не одной техники – знаний. Моей любимой книгой стала «Теория тона» русского живописца Николая Петровича Крымова. Он не только сильным живописцем был, но и очень хорошим педагогом. В его книге – специальные таблицы. Но главное – мысль! Настоящий художник не просто фиксирует расположение объектов – передаёт состояние цвета, зависящее от времени суток, года, ещё много чего… И настроение, конечно. Я по крымовской теории все свои тогдашние работы подвергал критике, исправлял – в общем, учился рисовать. А когда в Москву и Питер выбирался – не вылезал из музеев. Как губка всё впитывал. В 89-м или 90-м в Новокузнецком художественном музее открылась первая выставка художников-любителей – один мой натюрморт туда тоже взяли. Главное – я там с Николаем Вовком познакомился. Мы как-то удивительно быстро сдружились. Начали вместе на этюды ходить. Ещё Николай Иванович работал в своей мастерской, а я рядом с ним сидел, рисовал. Это было здорово. Так пять лет продолжалось – я всё впитывал, впитывал… Маленьких этюдов – размером с альбомный лист – у меня уже много накопилось. С ними было не стыдно  выставляться – сначала в «Гоголевке». Там в начале 90-х была народная студия «Зов», куда я два года ходил дополучать азы, которые Вовку было, наверное, просто не интересно мне давать. С Николаем Ивановичем главным было общение – мы и сейчас друзья. А в студии «Зов» – как в «художке» – шли учебные занятия, руку ставили, светотени штриховали. Ну а с 93-го я начал делать персональные выставки: таких уже было пять – в библиотеке, в культурном центре «Узоры», в таштагольском музее этнографии и природы Горной Шории, в нашем художественном музее.

– А на масло – для бутербродов и картин – зарабатывали как электромонтёр?

– Ещё когда на «скорой помощи», где я после медучилища работал фельдшером, начались перебои с зарплатой – да и заработок был, правду сказать, копеечный – я стал перебирать рабочие специальности, выучился на слесаря контрольно-измерительных приборов и автоматики, устроился. А как стал пейзажи писать и выставлять – пошли первые заказы. Мои будущие начальники, которые у меня тогда картины покупали, предложили работать в теплосиловом цехе. Но ставки художника-оформителя там не было – взяли на ставку электромонтёра. А потом говорят: извини, электрик нам всё-таки нужен. Пришлось осваивать и эту профессию: так и работал до 2009 года на два фронта – художественный и «электрический». В начале 2000-х очень хорошо «картинками» зарабатывал – заказов было много, не успевал писать. На квартиру, машину, творчество, жизнь – всё живописью заработал. А в 2006 году – вместе с кризисом – этот ручеёк стал иссякать. Если раньше мне по 10-15 картин в год заказывали, и этого хватало, чтобы жить и творить, ни в чём себе не отказывая, то сейчас остались только разовые заказы – и на масло для пейзажей не наскребёшь. Но даже такие заказы всё труднее получить, а писать-то хочется! На холсты и краски надо как-то зарабатывать – я не стыжусь, что ищу и беру заказы по электрике. И проводку делаю, и другие электромонтажные работы – это всё во имя искусства. В таком положении вещей есть своя прелесть – ведь я свободен и независим. Могу собственными руками заработать деньги, которые потом трачу на себя, на то, что важнее всего. Это не евроремонт и не «бентли» или там «брюлики» для понравившейся дамы: у меня в жизни конкретная задача – рисовать. Честно говоря, даже сочувствую нашим именитым художникам – по нынешним временам имя тоже не слишком-то кормит, так что многие сидят в своих мастерских и копят гигантские долги. А я выполнил заказ по электрике и спокойно пишу. Ни у кого ничего не прошу – это не государство мою живопись дотирует, а я ему помогаю… налогами. Уже семь лет в таком вот свободном плавании… А женщинам объясняюсь в любви японскими хокку.

– Тема свободы – в жизни одна из заглавных?

– Похоже, так. Я ведь одно время в творческое объединение «Палитра» при библиотеке имени Гоголя входил – там появились единомышленники, товарищи, и мы вместе создали собственное объединение «Сибирские просторы». Вот уже десять лет «квартируемся» в художественном музее. Сначала нас было больше 50 человек, но «прикладники» откололись – остались только 24 живописца из Новокузнецка, Кемерова, Тисуля, Междуреченска, Осинников, Таштагола, Прокопьевска. Несколько раз устраивали передвижные выставки по всему Кузбассу, открывались и в музее Бардина, и в помещении таможни, и в «Гоголевке». У каждого есть какая-то работа, которой мы и зарабатываем на искусство. Живопись ведь требует приличных финансов, но мы в этом плане ни от кого не зависим. Хотя художник, конечно, одна из самых зависимых профессий. Нравишься – не нравишься. Купят – не купят. Никуда не денешься от субъективного мнения конкретных людей – например, тех, кто занимается выставками. Я на нынешнюю 50 работ принёс – отобрали только 30. Эту лучше не надо, эта «так себе», эта «ню» – о ужас! В итоге всегда остаётся то, что выбирает тот или иной человек – по собственному вкусу и пониманию. Это очень болезненный процесс – каждая выставка оставляет на сердце настоящие рубцы. Знаете, Будде приписывают слова: «Никогда не возвращайся в город, где был ребёнком, – там тебе навстречу выйдет женщина, которая назовёт тебя детским именем». Это очень верно! Здесь, в Новокузнецке, меня оценивают не таким, кто я сейчас, а каким когда-то был. Да ещё эта «метка» – «самодеятельный художник». Чушь. Это надуманное деление на любителей и профессионалов было придумано в советское время – чтобы разделять и властвовать. Разве мало в истории искусства имён самоучек-гениев? Какие они любители – это же смешно! В Европе, в мире такого обозначения просто нет – есть художники с именами, которые уже состоялись, и те, кто пока ещё «созревает».

– А вы кем себя ощущаете?

– То, что я уже состоялся, хотя имени ещё не сделал, – не только мои собственные ощущения, но и мнение многих людей. Ну а главное лично для меня – я вышел на тот уровень, когда могу задумать и воплотить любую вещь, какую захочу. 15 лет назад такого не было – придумать, конечно, мог, но с реализацией получалось всего процентов на 30. Что же касается имени – то это дело наживное. Следующие выставки я планирую в Питере и Москве – там можно обрести имя… и деньги. У нас в провинции всё слишком регламентировано догмами и двойными стандартами, всё поделено «профессионалами». Один из столичных музеев, кстати, специализирующийся на эротической живописи, давно предлагает мне выставиться. Раньше я так далеко географически даже не заглядывался – убеждён, что «покорять Москву» не обязательно только до 30 лет, а когда ты действительно для этого созрел. В мои 50, я думаю, наоборот – легче. Я могу гостиницу снять, пока выставка идёт. А жить мне больше нравится здесь – обязательно один-два раза в год с друзьями на пленэры выбираюсь. Особенно хорошо на Поднебесных Зубьях да ещё и летом – места для художника прекрасные, изумительные! Люблю Кузнецкий Алатау, Хакасию, Горный Алтай, Горную Шорию. В окрестностях наших сёл – Костёнково, Калачёво, Подгорное – тоже замечательно пишется… и дышится. Но я работаю не только в жанре пейзажа и натюрморта, но и фэнтези. Беру какую-нибудь свою фотографию – я много фотографирую – и сначала в компьютере создаю сюжетную картинку, с помощью фотошопа меняя цвет, свет, композицию. Это как генератор идей – иногда с одним материалом 15-20 разных вариантов получается. А уже потом переношу самые удачные на графический лист или – маслом, акрилом – на холст. Такие – фэнтезийные – работы есть и на нынешней выставке. Они как сны, а во сне с нами происходит самое интересное – настоящая фантасмагория, которую даже не оформить словами. Это на уровне ощущений – арки, обрывающиеся в бездну подсознания, образы, рождающиеся в сумеречной глубине.

– В личной жизни тоже свобода – от семьи, от детей?

– Я считаю это основной человеческой ценностью и, конечно же, как любой нормальный человек и хотел, и пытался её обрести. Но, видимо, такое дано не каждому – нужно быть сильным энергетически и иметь хорошие материальные возможности, чтобы у тебя, не ущемляя друг друга, были и искусство, и семья. Наверное, меня может хватать только на что-то одно, и это я считаю главным – реализовать то, что вложил в тебя Бог. Творчество ведь не спросило: хочу я им заниматься или нет. Просто выбрало мою душу… и проросло. Сейчас для меня самое важное – творить каждый день и при этом обязательно делать хоть один шаг вперёд. Например, осваивать разные техники – как я всего за четыре часа мастер-класса у известного художника научился рисовать пастелью. Это и есть свобода – во всяком случае, моя.

Записала Инна Ким, фото Владимира Шабанкова

Седьмой день

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Фев 2016 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29