рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

Обыкновенное чудо

Чудо – это когда трёхлетний ребёнок после бесконечных капельниц с химиотерапией просыпается ночью и вдруг говорит: «Я хочу винограда»… И когда молоденькая мама, прижимающая к груди годовалую кровиночку, сама не своя от радости – лечащий врач сказал, что документы на пересадку костного мозга готовы, и она с малышкой вот-вот полетит на операцию в Москву… Гематолог, кандидат медицинских наук, заведующий отделением детской онкологии и гематологии городской больницы №4 Новокузнецка Сергей Александрович ДУДКИН показывает нам, как живёт онкогематология.

Идём за ним по коридору, «упакованные» в бахилы, халаты и маски, так что только глаза снаружи, оглядываемся: на первый взгляд – обычная больница. Даже посимпатичнее будет. Светленькая, чистенькая, уютная – той атмосферой доброго спокойствия, какой её наполняют работающие здесь люди… Только без неумолкающего солнечного гомона вселенского ликования детства, которого в любом месте, где есть дети, всегда с избытком – как бы нянечки и сёстры ни строжились!

Палаты на одного-двух человек. Стерильные боксы – есть и с отдельными «удобствами». Процедурные, напичканные жутковатым холодным сверканием медицинского оборудования. Столовая с симпатичными картинами на стенах. Места не так, чтобы очень уж много, квадратов по восемь на пациента, но всё продумано. Есть учебная комната, игровая, кабинет психолога. И бытовая комната для родителей, которую тут просто называют «материнской»: шкафчики, чайник, печка (на неё собирали всем миром!). Тут мамы (и папы – а их в отделении трое) моют тот самый виноград и готовят кальмаров, когда у детей, которые и смотреть на еду не могли, просыпается аппетит. Понятное дело, что обрадованная мама, когда её малыш заказывает что-нибудь вкусненькое, срывается на поиски посреди ночи – лишь бы покушал! В углу коридорной стеночки стоят инвалидные коляски: чтобы вывозить на прогулку мальчишек и девчонок, которые сами не бегают, не гомонят… Те, кто помладше, изо всех сил «втираются» в мам. Припухшие глазки с синячками, не по-детски серьёзный взгляд, бледные щёчки, слёзы бессилия и боли… Только-только проклюнулись в жизнь, как прозрачные листочки из тоненькой кожицы веток, а тут такой диагноз, какого даже взрослые пугаются! Это нечестно.

– Сергей Александрович, почему болеют дети? Разве не принято считать, что рак – это болезнь пожилых людей?

– Онкология у взрослых – это в 80% случаев именно рак. А у детей – онкогематология. Это другая природа заболеваний – лейкозы, лимфомы, опухоли мозга. Уже есть большое количество работ, доказывающих роль вирусов в развитии некоторых новообразований. Самые известные – вирус Эпштейн-Барра, вирус герпеса, вирус гепатита B. И всё-таки ни учёные, ни врачи не могут твёрдо сказать: вот это – точная причина болезни. Как правило, она проявляется, когда сразу несколько причин «бьют» в одну точку – и вирусные инфекции, и слабый иммунитет, и неблагополучная экология, и чрезмерная солнечная активность. Но никто не знает, почему у одних детей болезнь «включается», а у других – нет. Любая онкология подразумевает генетические отклонения. Это всегда какая-то «поломка» организма – ещё на уровне генетики, ещё во время внутриутробного формирования. Все клетки в организме рождаются и вырастают, чтобы стать функционально активными: своя функция изначально имеется у каждой клетки. А выполнив работу, для которой она была рождена, клетка должна умереть. Но когда какие-то клетки непонятно почему этого не делают – они мешают функционировать другим. Так возникает опухоль. Чем старше становится человек – тем больше у него накапливается неумерших клеток, тем сильнее «ломается» его организм. Но и в детстве существуют свои опасные моменты – на этот нежный возраст приходится сразу три пика заболеваний онкогематологией. Первый – до года, когда диагностируются ещё внутриутробные «поломки». Второй – от трёх до пяти лет, когда продолжают активно формироваться все системы маленького человечка. Третий – подростковый возраст, когда идёт мощный рост и «вытяжка» организма.

Отделение детской онкологии и гематологии открыто у нас в городе с 1993 года – благодаря благотворительной организации «KER-Германия», которая в начале 90-х собирала у себя в стране деньги, чтобы поспособствовать появлению десяти таких центров в России и ещё двух в Казахстане. Тогда как раз «грохнул» железный занавес – и родители повезли своих детей лечиться за границу, так что немецкие клиники просто физически не справлялись с этим потоком. В итоге российских ребятишек стали лечить дома – в Ростове, Воронеже, Волгограде, Челябинске, Екатеринбурге, Омске, Новосибирске, Хабаровске, Владивостоке… Но только наше отделение – единственное, открытое не в областном центре! Если честно, первым в Кузбассе и одним из первых в стране оно появилось совсем не случайно. В Новокузнецке уже были и свои наработки, и блестящие врачи, и очень даже неплохие для тогдашней России результаты. Многое для этого сделал профессор Малаховский, возглавлявший кафедру педиатрии новокузнецкого ГИДУВа, расположенную на базе 4-й. А немцы завезли оборудование для заготовки, переработки и хранения препаратов крови, диагностическую аппаратуру для клинической и биохимической лабораторий, все нужные аппараты, дозаторы, инфузоматы, цитостатики и другие медикаменты и материалы. А главное – обучили новокузнецких онкогематологов, как работать по методикам, считавшимся лучшими в мире. Уже через год Новокузнецк «выскочил» из 15-20% выздоровлений в 63% – совсем близко к германским 65%!

– А сегодня у новокузнецкого отделения детской онкологии и гематологии какие результаты?

– Сейчас показатели намного выше. По лейкозам и лимфосаркомам они составляют 80%. Острый лимфобластный лейкоз – 80%. Лимфома Ходжкина – более 90%. Нефробластомы – более 90%. В Германии, кстати, статистика выздоровлений примерно такая же. А главное – всё это распространённые заболевания, а значит, у десятков и сотен детей есть реальная надежда на жизнь без боли, без страданий… С обыкновенными, но такими чудесными радостями детства! К огромному сожалению, есть и другие случаи, хотя это и небольшой процент, когда шансов на выздоровление практически нет. Это опухоли мозга, которые не смогли вовремя диагностировать и полностью удалить или если поражение затрагивает ткани ствола. Но даже такие дети живут годами – да, на «химии», но всё-таки с неплохим качеством жизни. Если же брать большинство случаев и самые распространённые диагнозы, то в детской онкологии процент выздоровления намного выше, чем у взрослых, которые к таким диагнозам приходят уже с внушительным грузом сопутствующих «болячек». И хотя химиотерапия, которую назначают маленьким пациентам, куда серьёзнее, они переносят её гораздо легче. После «химии» мы используем обязательные «промывания» антидотами, какие взрослым просто противопоказаны. Это капельницы с растворами – из расчёта три литра на квадратный метр тела. Взрослому потребуется от шести литров в сутки. Это такая нагрузка на органы-мишени, что в лучшем случае будет «бить» давление. В худшем – сердце может не выдержать. А ребёнку ведь надо намного меньше раствора – и нагрузка поэтому совсем другая. Да и «болячек» он ещё не успел «нажить».

Здешние 40 коек – 30 онкологических и 10 гематологических – никогда не пустуют. Сюда привозят детей не только со всех концов Новокузнецка – из Кузбасса. Всего за час, пока мы разговаривали с Сергеем Александровичем, в отделение поступило трое «новеньких» – 15-летняя девушка, парень-дошкольник и совсем ещё кроха-младенец, которому и года не исполнилось. Все – с мамами. Они тут на законных основаниях – даже больничные получают, если ребёнку не исполнилось 15-ти. Вот только в отделении вместе с мамами 17-летние девчонки тоже лежат… Дети! Маленькие трогательно стриженные пациенты в своих стерильных боксах, куда ни один микроб не проскочит (это опасно!), ползают по полу, делают свои первые шаги, цепляясь за больничные кровати и мамины руки. Впервые улыбаются, доверчиво вглядываясь в мамино лицо… У жизни, которая подчинена болезни, – свои радости и открытия, свои «можно» и «нельзя». Например, даже если очень хочется, никак невозможно поесть салат или варёную колбасу, когда в крови элементарно нет лейкоцитов.

– У новокузнецких детей онкологические заболевания встречаются чаще, реже?

– Статистика заболеваемости в Новокузнецке не отличается ни от страны, ни от мира – это 10-14 детей на каждые сто тысяч. Получается, что ежегодно около 80 кузбасским ребятишкам ставят диагноз «онкология». Но чем раньше это будет сделано – тем легче пойдёт выздоровление, и химия будет не такой токсичной. Есть такой термин – не «изболевшийся» пациент. Хотя лейкоз – это всегда четвёртая онкологическая стадия, но с развитием болезни шансы вылечиться уменьшаются – опухоль растёт и «засоряет» не только кровь, но и лимфоузлы, печень, селезёнку. Участковые врачи так загружены бумажной работой, что мало внимания уделяют общению с больными, когда надо вовремя пощупать живот, назначить УЗИ или анализ крови, дать направление в онкоцентр. Ведь чтобы больной попал к нам, нужно, чтобы его кто-то сюда направил. Что должно заставить родителей обратиться в поликлинику и взять такое направление? Немотивированные подъёмы температуры. Появление кровотечений, которые сложно остановить. Множество синяков, возникающих от малейшего удара. Боли в костях, суставах. Увеличение лимфоузлов. Кожный зуд. Быстрая утомляемость, вялость, отсутствие аппетита… Слава богу, если причина будет не в онкологическом заболевании, но пройти диагностику, если есть тревожные симптомы, надо обязательно и срочно!

Высокодозная химиотерапия – это долгие, многосуточные вливания, когда малыши буквально прикованы к своим капельницам, и глаза у них такие, будто в чёрную дыру заглядываешь… А, бывает, из-за «химии» развивается лихорадка и сепсис или токсические осложнения… Видеть такое очень тяжело. Какого сердца хватит? Младшая дочка Сергея Александровича – она врач-рентгенолог в той же 4-й – так и не смогла работать в отделении отца. Каждый раз – в слёзы! Но чужие слёзы этим детям противопоказаны – у них своих хватает. Побольше бы улыбок! Вот и бегают в детскую онкогематологию, считайте, уже «штатные» клоуны – переодетая в белочек и тигров молодёжь из ДК имени Дзержинского. Здешние мальчишки и девчонки их очень ждут. А есть новокузнечане, которые приносят в отделение… лампочки и бумагу – такие вот нехитрые подарки… Или ванну в санблок.

– Что вы можете сделать, а что у нас в городе – недоступно?

– В начале «нулевых» детская онкогематология Новокузнецка оказалась в «свободном плавании». Но мы уже поняли – без методической и академической поддержки никак не обойтись. Наладили хорошее сотрудничество с московским центром имени Дмитрия Рогачёва – он так назван по имени мальчика, которого там лечили, и Дима, когда был жив, попросил Путина построить для ребят такую клинику, чтобы они не умирали. Теперь это один из самых лучших центров в Европе – наши детские онкологи и гематологи проходят там практику, обучение и сертификацию. Именно туда, когда появляется необходимость, мы направляем ребятишек на серьёзные операции, например, на трансплантацию костного мозга, но таких случаев – небольшой процент. На операции по удалению опухолей мозга даём направление к нейрохирургам клиники Бурденко в Москве – там лучшие в стране результаты. А на лучевую терапию – в Кемерово, где находится хороший аппарат. Но всю необходимую «химию» и поддержку стволовыми клетками обеспечивает сами, в отделении. В большинстве случаев, по моему мнению, нет необходимости ехать за рубеж. А заниматься самостоятельными поисками клиники часто просто бессмысленно – прежде всего, нужно ведь попасть в хорошие руки, а шарлатанов везде предостаточно. Да, есть заболевания, с которыми надо, даже не раздумывая, отправлять ребёнка за границу – если нужна трансплантация органов или на экспериментальную терапию, которую российские клиники не проводят из-за законодательных запретов. Но это, как правило, всегда особые случаи. Протокол лечения, по которому мы работаем в Новокузнецке, мало чем отличается от тех, какие используют в Европе, в той же Германии, в мире. А диагностика и там, и здесь стала лучше. Правда, у нас нет прибора для иммунофенотипирования опухолевых клеток, который стоит порядка десяти миллионов рублей, но есть возможность взять анализы здесь и отправить эти материалы на диагностику в Москву. Врачи, схемы лечения, препараты сегодня у всех одинаковые. Мы работаем с РОНЦ имени Блохина, Институтом молекулярной биологии РАН, Кильским университетом Германии, клиникой Бурденко, центром Рогачёва. Сейчас можно без проблем консультироваться «онлайн» с коллегами из других городов и согласовывать курсы лечения со специалистами ведущих клиник. Главное – верить, что вашему ребёнку будет подарено это обыкновенное чудо жизни. А 80-90% выздоровлений – это ведь немало, правда?!

Записала Инна Ким

Седьмой день

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Март 2016 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31