рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

Захар Прилепин: «Я обязан быть известным!»

Его рабочий день расписан по минутам. Он постоянно в разъездах. Сотни интервью на радио и телевидении. На его счету пятнадцать книг, ставших бестселлерами, и десять сборников рассказов. Он – колумнист крупнейших российских изданий, шеф-редактор нескольких новостных сайтов, лидер музыкального коллектива «Элефанк», помощник главы ДНР Александра Захарченко, автор и ведущий программы «Соль», киноактер. Когда общаешься с таким человеком, как Захар Прилепин, невольно начинаешь подозревать, что в его сутках не 24 часа, а гораздо больше. Иначе чем еще можно объяснить неуемную энергию и трудоспособность Прилепина? Творческий вечер с писателем состоялся в рамках РУСАЛ ФестивAL «На зеленой волне».

– Захар, как удается заниматься всем одновременно: писать книги, музыку, песни, выступать на ТВ и радио?

Особого секрета у меня нет. Несмотря на то, что я занимаюсь всем и сразу, у меня достаточно свободного времени, как это ни парадоксально. Просто я трачу его с умом. К примеру, у меня дома нет телевизора, он мне не нужен. Я не «зависаю» в Интернете, прыгая со ссылки на ссылку. Веду дневной образ жизни: встаю в семь утра бодрым и полным сил. Что еще? Я очень быстро работаю. У меня нет внутренних проблем. Если они и появляются, то сами собой исчезают в процессе работы. Понимаю, что всё это звучит отчасти пафосно и кокетливо, но я не страдаю от излишней скромности. Просто на сегодняшний день мне удалось достичь того уровня, когда не я работаю на имя, а имя работает на меня. Поэтому какие-то вещи я делаю просто на «автомате». Я ставлю для себя планку, которая выше моих действительных способностей и постепенно до нее дорастаю. Затем наступает очередь следующей планки и так далее.

Единственный минус в том, что приходится придерживаться четкого графика. То есть я уже сегодня знаю, чем и где я буду занят практически до конца года. Но и в этом есть свои «плюсы». Во время бесконечных перелетов и переездов у меня появляется много свободного времени для работы и чтения. Вот я летел в Новокузнецк, прочитал полкниги. Полечу обратно – дочитаю до конца. Это правильная трата времени. Я не верю людям, которые говорят, что им некогда читать. При этом они могут ехать в поезде и несколько часов подряд просто смотреть в окно. Это непозволительное расточительство времени.

– Что вы читаете сейчас?

Я читаю одновременно книг сорок – сорок пять. Читаю все, что попадается на глаза. Это очень помогает в работе писателя. Сейчас я пишу книгу «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы». Это книга о воевавших писателях и поэтах эпохи Золотого века. Их огромное количество: Державин, Батюшков, Вяземский и многие другие. Поэтому я изучаю их биографии. Они воевали в русско-финской войне, участвовали в подавлении польского восстания, сражались на Кавказе и так далее. То есть у меня еще книжек двадцать пять по всем этим войнам, которые мне предстоит прочитать. Параллельно с этим я, конечно, читаю новинки современной литературы. Читаю все, что связано с событиями на Донбассе. Если я еду в какую-либо командировку за рубеж, к примеру, в Румынию, быстренько изучаю румынскую литературу. Покупаю десять – двенадцать книг, прочитываю и приезжаю уже полностью осведомленным. Встречающая сторона всегда очень рада, что приехал человек, который разбирается в национальной литературе. Я, правда, потом очень быстро все забываю, но впечатление о себе оставляю хорошее. Не так давно я был в Армении и понял, что я знаю армянскую литературу лучше всех, кто меня встречал. Я им перечислял их поэтов, а они на меня смотрели с изумлением, потому что просто не знали, о ком я говорю. Это своего рода всё та же планка. То есть поставил задачу – изучить иностранных литераторов, выполнил ее.

– Вы киноактер, музыкант, политик, литератор… Какое из этих направлений в жизни главное?

Конечно, в первую очередь я – писатель. А все остальное: музыка, актерская деятельность, политика, журналистика – это уже по ходу жизни нацеплялось. Всех своих параллельных занятий я уже и не помню точно. У Саши Велединского, есть такой замечательный режиссер, однажды спросили: «Кем вы себя ощущаете?» Он сказал, что прежде всего ощущает себя отцом. Мне кажется, очень мужественный ответ. Ну, а я – писатель. Я же книжки пишу. И у меня это хорошо получается. А когда у тебя что-то хорошо получается, тебе предлагают попробовать что-то новое. И этот опыт зачастую пригождается в основной работе. Ведь писатель – это не просто человек, который что-то сочинил, придумал и перенес на бумагу. Это человек, профессионально работающий с текстом. То есть писатель может прочитать какой-то новый текст, понять его, объяснить, переформулировать, если нужно. Для грамотного писателя не составляет труда разобраться с любым текстом – хоть с культурным, хоть с техническим, хоть с идеологическим, вплоть до Конституции. Когда учился на филфаке, один из преподавателей нам говорил: «Мы, как филологи, можем справиться с любым текстом. А журналистику вообще надо отменить как науку». Это были слова моего учителя и я, кстати, тоже так думаю. Без обид.

– А вы сами как попали на филфак?

Меня часто об этом спрашивали. Сейчас, к счастью, почти перестали. Но в свое время у меня было даже несколько заготовок ответов. Это был осознанный выбор. А потом так сложилась судьба, что мне довелось проработать в ОМОНе несколько лет. И это у всех вызывало такой «когнитивный диссонанс». Ведь, по общему мнению, не бывает омоновцев с филологическим образованием. Я обычно приводил в пример известных писателей. Взять Лермонтова и его современников, они по сути все были филологами и одновременно офицерами. Я считаю, для русского литератора абсолютно нормально иметь базовое филологическое образование и при этом умело владеть пикой и пистолем. Просто я с детства был маниакальным читателем. И даже когда закончилась школа в плане точных наук, таких как физика, химия или геометрия, я был абсолютным дегенератом. И в пору своей юности я даже думал, что мне детей не надо иметь, потому что они вырастут такими же идиотами, как я. Но обошлось, чему я, конечно, рад. Сейчас мой старший сын окончил школу, и он, в отличие от меня, настоящий технарь. И я понял, что дегенератство не передается по наследству. А что касается моего выбора филфака, я просто пошел по пути меньшего сопротивления. А потом, когда я начал всерьез изучать биографии известных литераторов, то понял, что не один я такой. Много было писателей с весьма сомнительными интеллектуальными качествами в плане точных наук.

Многие творческие люди придумывают себе псевдоним. Но, как правило, они меняют фамилию. А вы изменили имя. Почему захотели стать именно Захаром, не нравилось имя Евгений?

– Да не то чтобы не нравилось... Это случайно получилось. Когда я уволился из ОМОНа в девяносто девятом году, я был нищ как церковная мышь. А у меня уже тогда родился первый ребенок, и я отчаянно искал прибыльную работу. У меня был один знакомый, который работал мерчендайзером. Это слово обладало для меня просто магическим смыслом. Я думал, что это такие волшебные люди, которые приходят в магазин, расставляют там по полочкам товар и получают зарплату в двенадцать тысяч рублей. А я в то время получал в ОМОНе восемьсот, да и те не платили. И понял, что хочу быть мерчендайзером. Я ходил по магазинам, по каким-то фирмам идиотским и просил взять меня на работу. Никто меня, конечно, не брал, и вот однажды я совершенно случайно встретил на улице своего знакомого по филфаку. Он, узнав, что я в поиске, предложил работать журналистом. Я ему говорю: «Да какой из меня журналист?! Шесть лет в ОМОНе отработал, я ничего в этом не понимаю!» Но он ответил, что для журналиста служба в ОМОНе – это просто идеально. Потому что журналисты – это люди, которые ничего ни о чем не знают, но зато обо всём имеют свое собственное мнение. Так что я подходил по всем статьям.

 Я устроился на работу в газету. Мой товарищ был редактором, а когда его через месяц уволили, я занял его место. В то время я писал огромное количество текстов, я и сейчас много и быстро пишу. Но тогда, я уже не помню формат газеты, кажется, двадцать четыре полосы... Так вот, двадцать из них писал лично я. Социум, политика, экономика, культура, вплоть до гороскопов и анекдотов. Я писал обо всем, кроме сада и огорода. И естественно, я подписывал статьи всеми именами, которые только можно придумать. Потому что не могут же все материалы быть подписанными одним Прилепиным. Я перебрал имена всей своей родни до пятого колена. Потом, у меня был кот по кличке Стонгарт. И так в газете у меня появился политический журналист – Евгений Стонгарт. И тогда, в девяностые годы, страна была еще либеральной и демократической, я под этим именем писал достаточно суровые «советские» статьи. Их очень любили читать люди старшего поколения. Мне часто звонили в редакцию и говорили: «Какое счастье, что вы появились! Чудесные статьи! Так надоели уже эти демократы!» А потом еще спрашивали: «Простите, а кто вы по национальности? У вас такая фамилия необычная…» Я отвечал, что я швед. Всех устраивало. И однажды, когда Немцова вызвали в Москву, чтобы сделать президентом (а я, признаться, не очень его любил), написал две разгромные статьи, одну подписал Евгением Стонгартом, вторую – Денисом Никифоровым. И после публикации в редакцию звонил взбешенный Немцов и требовал: «Срочно увольте и Стонгарта, и Никифорова! У вас там есть еще один автор, Захар Прилепин, кажется. Вот его оставьте!» В итоге двух этих журналистов выгнали, меня оставили и как-то само собой я стал работать на Захара Прилепина. Я и Евгением подписывался, но Захар был уже более известный мой псевдоним.

– А когда Захар окончательно победил Евгения?

– В определенный момент я подумал, а не написать ли мне книжку… Сколько можно уже заниматься всякой ерундой?! И написал роман «Патология». Подписал его Захаром Прилепиным просто потому, что меня под этим именем люди знают и, как минимум, тысяча человек книжку купит. Я думал, что это будет одна книжка в моей жизни. А ее взяли и сразу перевели на французский язык, потом через год я какую-то премию за нее получил. И тогда я подумал: а нормальная работа быть писателем! Деньги появились, опять же. Ну, думаю, еще одну напишу. Написал вторую. Ну, и зачем я ее буду подписывать Евгением Прилепиным, если первую подписал Захаром? Люди будут спрашивать: «А почему Захар больше не пишет? Братья вы или однофамильцы?» А потом уже смысла менять имя не было. Ну, Захар и Захар. Со временем я даже в гороскопах начал замечать, что больше похож на Захара, чем на Евгения. Есть, конечно, люди, которые меня терпеть не могут, и они часто говорят: «Вот Прилепин выбрал себе брутальное имя, чтобы оно лучше звучало!» Но это фигня. Всё, на самом деле, случайно получилось. Я мог бы быть кем угодно. И если бы при определенных обстоятельствах Немцов тогда уволил Захара Прилепина, я был бы Евгением Стонгартом. Но тогда мне было бы еще сложнее объяснить, почему я выбрал себе такую странную фамилию.

– А дома, в семье, ваши друзья зовут вас Захаром или Евгением?

Меня, естественно, зовут Захаром абсолютно все. Дети зовут меня – «папа», мама меня зовет – «сынок», а как меня зовет моя жена, я вам не скажу это секрет. И даже мои сослуживцы по ОМОНу, несмотря на то, что я уволился семнадцать лет назад, при встрече зовут меня Захаром. Но я, если нужно, откликаюсь и на Евгения, и на Захара, и даже на «эй, ты», то есть на любые позывные. Так сложилось, что живу теперь с двумя именами. Ничего страшного! Просто иногда бывают ситуации, когда, к примеру, в церкви спрашивают, за кого свечку поставить – за Захара или Евгения. По мне так без разницы. В обоих случаях это работает.

– Ваша музыкальная программа «Соль» – это способ отвлечься от основной работы, своего рода отдушина?

Я бы так не сказал. Я живу в деревне на берегу реки, кругом лес. Там такая красота, что я могу отвлечься вообще от всего. Да к тому же, смысл мне отвлекаться? Я не устаю. А что касается передачи «Соль» это, можно сказать, мечта юности. Люди моего поколения, и я в том числе, выросли на музыке Гребенщикова, Цоя и Кинчева. Это было такое счастье. Я до сих пор их слушаю, в машине в основном. А когда я вырос, то вдруг понял, что могу всех своих кумиров юности, которые висели у меня в комнате на плакатах, вызвать на ковер и допросить их обо всем. Как они дошли до жизни такой, что они думают о том и об этом. Это же потрясающая возможность! Пообщаться с теми, кого в девяностые ты считал небожителями. И сегодня со многими из них подружился, с некоторыми поссорился. Борис Борисович Гребенщиков, например, ни в какую не идет ко мне на программу. И Шевчук отказывается. Ну и ладно. Зато у меня у меня отличные отношения со Славой Бутусовым, с Сашей Скляром и многими другими музыкантами. А потом я стал расширять список гостей и на один из эфиров позвал Юрия Лозу.

– Резонансная получилась программа.

Ну, конечно, Юра тогда выдал: «Джаггер из «Роллингов» ни разу ни в одну ноту не попал, а «Лед Зеппелин» вообще слушать невозможно!» Я даже думал вырезать этот фрагмент, но в итоге решил оставить, для веселья. Самое интересное, что в жизни Лоза достаточно разумный и приветливый человек. Наверное, он немного «снобяра», но так – вполне вменяемый. Есть у него просто какой-то маленький «пунктик» насчет иностранных рокеров. А в целом он нормальный мужик. Ну, а если говорить об отдушине, то это не про передачу «Соль». Просто мне это не сложно. Я тут не преодолеваю какие-то преграды, не мучаюсь. Мне нравится музыка, нравится русский рок. Взять практически любую группу – я половину их песен точно знаю наизусть, знаю из какого они альбома, в каком году вышли и так далее. Так получилось, что в этом опросе я специалист, и мне приятно и радостно заниматься этой программой. И у меня получилось сразу договориться с главой РЕН-ТВ, потому что мы люди одного поколения. Я ему сказал: «Представляешь, можно на халяву позвать своих любимых музыкантов, с ними потусить, выпить, а тебе за это еще и деньги будут платить!» И, можно сказать, пользуясь служебным положением, мы запустили такую программу.

– Вы общаетесь с музыкантами. А с писательской средой поддерживаете отношения?

Я взаимодействую со всеми. Постоянно пытаюсь этих людей друг с другом свести. Вообще, одной из личных моих целей в жизни является создание в России общего культурного поля. Потому что у нас в какой-то момент все разбрелись по своим дальним квартирам. Музыканты дружат только с музыкантами, писатели с писателями, поэты с поэтами, причем последние друг друга вообще не знают и не читают. С артистами та же история. А я, видимо, в силу своей общительности стал дружить с разными людьми. С актером Андрюшей Мерзликиным мы прекрасно общаемся, с режиссером Сашей Велединским, с музыкантами Андреем Бледным, Максом Кучеренко. Мы часто собираемся у меня в деревне. Приезжают журналисты, военкоры, ополченцы. И в какой-то момент все они наконец-то увидели друг друга! Оказывается, мы все есть на этой земле и можем друг друга обогатить, поделиться идеями, мыслями. И это, на мой взгляд, очень здорово. У меня прекрасные отношения с Эдуардом Лимоновым, с Александром Прохановым и со многими другими. Если честно, писательская среда для меня менее любопытна, чем музыкальная. Потому что писатели – они как сычи, одинокие волки, сидят там у себя в уголке обособленно и не горят желанием общаться. Может быть, это связано с какой-то завистью или соперничеством. Но, к примеру, Иван Охлобыстин тоже пишет книжки, а я снимаюсь в кино, но мы находимся на разных уровнях, и соперничать нам – смысла нет. Поэтому, конечно, я стараюсь общаться с теми, кто хочет и умеет дружить, разделяет какое-то количество моих убеждений. А это несколько очень простых пунктов, таких как – семья, вера, Родина, честь и достоинство.

– Захар, как вы относитесь к своей известности и популярности?

Исключительно с юмором. Для кого-то я известный, для кого-то – не известный. В России вообще известный писатель – это сомнительное понятие. Я недавно был в Липецке, выступал на сцене, общался с залом, а потом мне рассказали ребята, которые моими книжками в фойе торговали: «Три человека посмотрели на книги, и один из них удивленно воскликнул: «А он еще и книжки пишет?!» Поэтому нормально я отношусь к известности. Просто для того, чтобы мне удалось донести свою позицию, свои мысли и идеи, я должен быть популярным и должен быть известным. Это один из элементов моей работы. А все это кокетство, мол, быть знаменитым некрасиво и так далее – это не ко мне. Конечно, Толстому было хорошо, у него было свое поместье, а у меня его нет. Поэтому я в эту дурь не верю и не играю. Все хотят быть знаменитыми! А если ты не хочешь, то вообще не публикуйся. Пиши и складывай рукописи в сундук. И это касается не только писателей. Люди, которые делают сапоги, бутерброды и прочее, тоже хотят быть знаменитыми, иначе они не смогут продать свои товары. А у меня никто не купит книгу! И нет у меня никакой ложной скромности. Чем я хуже других, знаменитых? Просто я, как человек увлеченный, прекрасно понимаю, что известность – она не на всю жизнь. Ты не будешь ее носить как лавровый венок на голове. Она стремительно заканчивается. И каждую свою новую книгу я должен писать так, чтобы подтверждать свой статус. А знаменитость или известность может исчезнуть: через месяц, через год или через пять лет… Поэтому, как человек образованный, я понимаю, что все это фигня. Но сегодня своей узнаваемости и известности я не стыжусь!

 

Евгений Назаров, фото Бахтияра Омурова

Седьмой день

 

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Июль 2016 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31