рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

По воле судьбы

 В это трудно поверить, но один из лучших офтальмологов России, руководитель клиники глазных болезней первой городской клинической больницы Новокузнецка, доктор медицинских наук, заслуженный врач РФ, заведующий кафедрой глазных болезней НГИУВа профессор Василий Иванович Савиных в начале своей карьеры хотел стать психиатром! А зная твердость характера и упорство Савиных, можно быть уверенным: он наверняка достиг бы высот в этой области. Но волею судьбы или, скорее, благодаря стечению обстоятельств Василий Иванович вот уже 54 года подряд лечит пациентам глаза, а не душу.

Василий Иванович, вам совсем недавно вручили знак «Почетный гражданин города Новокузнецка». Этой награды в вашей коллекции еще не было. Как ощущение?

– Приятно, конечно. Но я тружусь не ради званий или медалей. Для любого врача лучшая награда – это выздоровевший больной. Поэтому я как работал, так и буду дальше работать. К тому же, я, кроме как лечить, ничего больше не умею:  ни петь, ни плясать. Так что звание званием, а дело делом.

Тогда о деле. После окончания Кемеровского мединститута вы работали офтальмологом в детской больнице Ленинска-Кузнецкого и на полставки – в глазном отделении. Свою первую операцию наверняка запомнили на всю жизнь?

– Конечно! Я сразу оперировать начал. К нам в больницу привезли женщину с травмой глаза – ее корова в деревне рогом боднула. Ну, и надо делать операцию. А некому! Получилось так, что в тот момент заведующая отделением была в отпуске. Ее заместитель операций никогда не делал. Послали за другой докторшей, с двенадцатилетним стажем. Она тоже ни в какую! Смотрит на меня и говорит: «Вот ты мужчина, ты и оперируй!» И я в свой первый рабочий день провел свою первую операцию.

Не страшно было?

– Мне тогда очень помогла операционная медсестра. Помню, как она сказала: «Мы сейчас с тобой возьмем книжку, откроем на нужной странице и посмотрим, как делать операцию». Дальше медсестра положила книгу на подоконник, показала мне, какие есть инструменты в наличие, и я приступил к работе. Зашил пациентке рану. Всё прошло хорошо. Но что самое интересное, у этой женщины зрение было «0,3», а я об этом не знал. И уже потом, когда заведующая вышла из отпуска, она меня спросила: «Василий Иванович, а вы не боялись во время операции задеть хрусталик?» Я говорю: «Чего? Какой еще хрусталик?» Вот так, незнание мне тогда помогло. И страха, можно сказать, не было.

Сегодня многие выпускники медицинских ВУЗов мечтают о карьере в больших городах, в престижных клиниках. Вы же, напротив, больше полувека живете и работаете здесь. Не хотелось в свое время покорить, к примеру, Москву или Ленинград?

– Не то, чтобы не хотелось... Меня во многие города приглашали работать. Это и Хабаровск, и Челябинск, и Харьков… Кстати, и Москва в том числе. Даже было в свое время предложение из Бостона. Там мне американцы готовы были дом дать и все условия для жизни, и работой обеспечить. Но я сказал: «Нет, ребята, я никуда не поеду». Мне здесь нравится. К тому же в Новокузнецке была сильная кафедра глазных болезней на базе ГИУВа. Ею заведовала тогда профессор Ольга Исааковна Шершевская. Она меня, собственно, и вытащила сюда из Ленинска-Кузнецкого. И я ни разу об этом не пожалел.

Вопрос географии можно считать закрытым. А что касается выбора профессии вы всегда хотели стать именно врачом?

– После школы я думал, что буду военным. Поехал в Томск поступать в артиллеристское училище. Посмотрел, как там все происходит, и мне не понравилось. Я – твердый человек, закаленный, но подбирать окурки на плацу – такая учеба не по мне. И я не стал подавать туда документы. Ну, а врачом как стал… У меня была замечательная учительница по литературе Наталья Вячеславовна. И она мне говорила: «Вась, тебе надо доктором быть. Ты же такой внимательный и ко всем с добротой относишься». Не знаю, почему она так решила. Я же и дрался и, бывало, хулиганил… И до десятого класса состоял на учете в милиции.

Если не секрет, что же вы такого натворили?  

– Да ничего страшного. Просто бабка одна, соседка, меня достала! Что у нее ни случится, она постоянно все валила на меня. Я в отместку ей каждый раз залезал на столб и отключал электричество. А потом она ходила за мной и уговаривала: «Вась, помоги свет наладить!» Не знала, что это моих же рук дело. Я соглашался, лез и соединял обратно перемычки. И так до следующего скандала. Хотя расстались мы с ней по-доброму, когда я уехал в медицинский институт учиться.   

Василий Иванович, офтальмолог – не самая денежная врачебная специальность. Это не дантист и не пластический хирург. Для вас деньги большой роли не играют?

– Не согласен. Это очень прибыльная специальность. Только не у нас. Я был в Америке, и там офтальмологи прилично зарабатывают. По доходам они на втором месте после кардиологов! А что до меня, я и не думал об этом, и не знал. И окулистом стал случайно! У меня все в жизни случайно. Вообще, я хотел быть психиатром. И кружок психиатрии постоянно посещал в институте. Но не смог тогда встретиться с главным врачом областной психиатрической больницы. Он сам уехал на очередную учебу. А его зам был «ни рыба, ни мясо».

А без него никак было не попасть в психиатры?

– Да можно было. Я просто не знал, что уже есть приказ, в котором черным по белому написано: «Любой врач, желающий стать психиатром, имеет право выбрать эту специальность». А мне по-другому сказали: «Ты давай поезжай пока домой. Года два там поработай кем-нибудь, а потом вернешься в психиатрию, мы тебя обязательно возьмем». Поэтому я приехал в Ленинск-Кузнецкий. Пришел к заведующему горздрава Сергею Николаевичу Панычеву: нужно было обсудить и место работы, и кем я, собственно, буду работать. Он мне говорит: «Давай ты рентгенологом пойдешь?» Я отвечаю – мол, нет, не пойду! У меня жена молодая! Тогда поступает другое предложение – трудиться участковым терапевтом. Согласился. Тем более что терапия мне всегда нравилась. Но не успел я поработать, как новое распоряжение начальства: «Пойдешь детским окулистом! Его у нас нет».  

А потом, что называется, втянулись?

– Мне тогда очень повезло. Я попал к Елене Павловне Корецкой, моей первой учительнице по офтальмологии, и она меня так этим предметом заинтересовала, что невозможно было отвлечься. Елена Павловна ко мне очень хорошо относилась и однажды сказала: «Ты еще книги будешь по этой специальности писать!» А я с детства не любил писать, да и на лекциях этого хватало. В итоге она оказалась права. Я написал 16 книг в соавторстве. В общем, я втянулся и, когда спустя два года меня приехали звать обратно в психиатры, отказался без колебаний.

Вы всю жизнь занимаетесь и детьми и взрослыми, хотя есть специальное разделение.

– Получается так. Я параллельно лечил и тех, и других. И в детской больнице я работал офтальмологом, и в детском кабинете поликлиники трудился, там же организовал в свое время лечение косоглазия и близорукости. Работал в школе для слепых и слабовидящих детей. И не потому, что мне этого особенно хотелось. Просто приказ был. Раньше врача не спрашивали – надо тебе это или не надо. И я ходил туда бесплатно. Единственное, что директор школы мне предлагала пообедать в столовой, я же после смены был. В общем как батрак работал за еду.

– С кем вам легче работать с маленькими пациентами или с большими?

– Многие говорят, что с детьми заниматься сложнее. А мне наоборот с ними нравится. У меня на осмотре малыши очень редко кричат. И даже их мамаши, бывает, спрашивают: «Василий Иванович, как вы так их уговариваете?» А секрета никакого нет, я просто говорю с детьми, как с взрослыми. Все сложности мы сами себе придумываем. Маленькие пациенты или большие – без разницы.

Василий Иванович, вам 78 лет. Вы ежедневно принимаете больных, участвуете в операциях, руководите клиникой. Не думали о том, чтобы уйти на покой, отдохнуть?

– Ну уж нет! Вот когда я помру, это и будет мой покой. Мне и жена то же самое говорит. Я не могу оставить то, что очень интересно. Моя работа меня поддерживает. И я ее слишком люблю, чтобы бросить. К тому же во мне очень сильно желание – вернуть пациенту зрение! Даже когда случай кажется безнадежным. У меня есть больные, которые уже ничего не видят. И я слышу от коллег: «Василий Иванович, тут уже ничем не поможешь!» Нет! Я не отступлюсь! Я буду продолжать бороться.

До тех пор, пока не найдете решение?

– Вот представьте себе: у человека зрение было ноль. Может, он замечал свет или даже не видел его. А если после лечения он начинает видеть движение руки перед глазами?! Вы бы видели, как они радуются! И я тоже. Эта радость – главное в моей работе. Да и в жизни.

Василий Иванович, воспользуюсь случаем и попрошу дать какой-то общий совет для всех читателей, как сохранить зрение?

– Совет? Конечно, дам. Ребятишкам. Первое – не засиживайтесь подолгу за компьютером. Мерцающий экран вреден для зрения. Второе – больше бегайте на улице, находитесь на воздухе, давайте отдыхать глазам. И третье – утром, когда встали и умываетесь, повторяйте про себя: «Водичка, водичка, умой мое личико! Чтобы щечки блестели, чтобы глазки глядели!». То есть просыпайтесь с хорошим настроением.

Такой совет и взрослым подойдет.

– Конечно!  

Евгений Назаров

 Седьмой день

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Авг 2016 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31