рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

"Творчество - это капризная барышня!"

Он почти полвека в плену у музыки. Но ни разу не планировал побег. Его жизнь и творчество настолько переплелись между собой, что трудно отличить одно от другого. Новокузнецкий композитор Виктор Горшков, обладает редким даром. Через свою музыку он способен передать целую гамму человеческих эмоций и переживаний. При этом слушатель получает заряд лирического авторского позитива. Убедиться в последнем смогли все, кто посетил юбилейный творческий вечер Виктора Горшкова в Доме Творческих Союзов, где композитор не только пообщался с публикой, но и представил свой новый альбом "На одном дыхании", а также поэтический сборник с одноименным названием. Наша встреча состоялась в преддверии юбилейного гала-концерта композитора, который состоится 14 октября в ДК "Алюминщик" с участием известных музыкантов 80-90 годов.

 – Виктор, позвольте поздравить вас с двойным праздником. Прежде всего с юбилеем и, конечно, с выходом нового альбома «На одном дыхании». Кстати, с чем связано название? Легко далась работа над диском?

Мне непонятно, что такое «легко» или «тяжело». Каждая работа по–своему сложна, но в то же время и интересна. А что касается названия, это своего рода мой образ жизни. Я сам живу и живу «на одном дыхании». Каждый день. Но при этом я не вымучиваю свое творчество. Конечно, жизнь мне периодически подбрасывает испытания, но я их преодолеваю, все так же «на одном дыхании»!

– Долго работали над альбомом? И если не секрет, сколько в принципе времени уходит на создание одной композиции?

Каких –то временных рамок, на самом деле, не существует. И не может существовать. Все сроки, очень условны. К примеру, некоторые произведения музыканты могут создать, допустим, за один день. А бывает, что композиции «доводятся до ума» годами. Это же не ресторанное блюдо, к которому у тебя есть заранее разработанный рецепт, с четким перечнем ингредиентов и технологией приготовления. В творчестве такого нет. Все идет из души, от сердца, от чистой совести. Музыкант просто слушает себя и в определенный момент понимает, что именно сейчас настало время для написания той или иной композиции. И тогда уже на второй план отодвигаются все жизненные, какие –то бытовые вещи. Главное – музыка.

– То есть этот процесс, я имею в виду создания музыкального произведения, не объясним?

Более того, он еще и независим ни от чего! И никакая наука тут не поможет. Хотя многие говорят: «Н это же ваша работа. Значит нужно заниматься ей с утра до вечера!» Ерунда все это! Просто, композитор должен верно служить своем делу, а не время от времени «для показухи» что –то писать. Тогда он будет независим от времени, от сроков, от каких –то других преград. Творчество должно быть на первом месте!

– У вас оно тоже на первом месте? А как же повседневная жизнь?

На первый взгляд иногда кажется, что я редко сажусь за клавиши. И творчество хоть и занимает какое –то время, но ты его не можешь точно засечь. Потому что, хочешь – не хочешь, приходится заниматься и бытовыми проблемами. Ежедневно суетишься, чтобы себя прокормить, квартиру обустроить. Плюс к этому, общение с друзьями, плюс к этому различные общественные мероприятия и так далее. А конкретно творчеству, я посвящаю ровно столько времени, сколько оно сама от меня требует! Получается, что это я под него подстраиваюсь, а не оно под меня. Творчеству нужно служить!

– Вы на этой службе, без малого сорок лет! Не тяжело?

У каждого творческого человека есть свои трудности. И музыканты не исключение. К примеру, если творчество требует от меня прочтения того или иного произведения на «живом инструменте», это уже проблема. Оркестра у меня нет и я вынужден использовать возможности синтезатора. Но это чисто технический вопрос. Хотя он конечно актуален для меня. Потому что музыка моего жанра, то есть инструментально –оркестровая, требует именно чистого, живого звучания!

– Не самый оригинальный вопрос, но все же, что вас вдохновляет на создание своих произведений?

Тут все просто на самом деле. Мне кажется, что если ты живешь в согласии с собой, со своей совестью, то и вдохновение к тебе со временем придет. Нужно просто жить честно, заниматься любимым делом, не расходовать себя по мелочам.

– Жить «по совести», вы имеете в виду, что творить не ради денег?

Денежный вопрос, он тоже порой трудно объясним. Когда меня, допустим приглашают поработать на корпаративах, я прежде всего проверяю себя. Если мне легко внутри себя в этой обстановке, я соглашаюсь. Чувствую дискомфорт – отказываюсь. Дело тут не в деньгах.

– Душевное равновесие прежде всего?

Совершенно верно! Я, в отличии, скажем от Путина или Обамы, могу себе позволить заниматься тем, чем я хочу. Они себе такого позволить не могут в принципе! И в этом плане я не считаю их счастливыми людьми. Понятно, что в наше время делать то, что хочешь – очень сложно! Сложно оставаться порядочным, не поддаваться на провокации, служить своему делу. При этом еще самому стараться выжить и что –то сделать для окружающих тебя людей. Но если ты обрел душевное равновесие, тебе все по силам.

Меня Бог уберег от власти и денег. Поэтому я очень свободный человек. И я счастлив. Более того, в наше время, когда все очень заняты собой, своими проблемами, у меня огромное количество друзей, с которыми мы постоянно общаемся. Поддерживаем друг друга.

– Раз уж заговорили о поддержке. Друзья друзьями, но часто для реализации того или иного проекта требуется помощь власть имущих.

Дело даже не в помощи и не в участии в проектах. Меня больше волнует общее состояние культуры нашего города. Она не возрождается. Все зависло на уровне бумажных отчетов, а живого дела нет. У нас, к сожалению культура живет сама по себе, а Управление культуры само по себе. Это мое жесткое убеждение. Потому что я «держу руку на пульсе» и ежедневно наблюдаю за происходящим в городе. Если даже сравнивать с Советскими временами, при всех их недостатках, но тогда ситуация была лучше. Сегодня Новокузнецк практически «зачищен» от настоящей культуры. Процветает какая –то «бесятина».

– И как эту ситуацию можно исправить? Конкретно вы что для этого делаете?

У меня есть ряд предложений. По мере возможностей, я хожу в администрацию, высказываю свое мнение, пусть и нелицеприятное для наших чиновников. Но опять же, обвинять в «бескультурье» конкретно их, смысла нет. Это политика не города, а государства. А мы, всего лишь микромодель. И пока на высшем уровне не поймут, что все начинается с культуры, а не с нефти, ситуация не изменится. Мы так и будем барахтаться в этой нефти.

В тех же Арабских Эмиратах сокращается добыча нефти, а внимание переключается на сферы культуры, туризма и отдыха. То есть они вовремя произвели своего рода переоценку. А мы не можем этого сделать до сих пор. И разница между нами простая. Там не сорят, а у нас убирают. И вот когда мы научимся «не сорить», тогда все силы и средства подготовленные «для уборки», можно направить на благое дело. На возрождение культуры.

– Вернемся к более земным вещам. У вас вышел не только музыкальный альбом, но и сборник стихов. Для вас, как для автора что сложнее, писать музыку или заниматься поэзией?

Музыка – это моя работа, так наверное можно сказать. Я профессионально занимаюсь ей с девяносто восьмого года. Что касается стихов, то я бы назвал это увлечением. Хотя, это нечто большее. Потому что как и с музыкой, я отдаю себе отчет в том, что не могу не писать! Существует душевная потребность в занятии поэзией. При этом, я конечно не считаю себя маститым поэтом. Да, я общался с Дементьевым, с Небогатовым, с другими авторами. И до сих поддерживаю связь со многими поэтами. Но все таки написание стихотворений, это своего рода необходимое для меня занятие. Но это больше хобби, в отличии от музыки.

За свою музыку мне не стыдно ни перед какими композиторами! Пусть это будут даже Манчини, Ласт или Морриконе. Это качественный продукт, сделанный на профессиональном уровне. Более того, я уверен в том, что если бы мои композиции были сыграны с хорошим оркестром, они бы котировались наравне с лучшими мировыми музыкальными произведениями.

– Виктор, вашей музыке характерна лирика, печаль и ностальгия. Это связанно с характером и жизнью автора?

Можно сказать и так. Мне в жизни редко приходилось «прыгать до потолка от радости». Поэтому моя музыка, это созерцание своей жизни, размышления, воспоминания. Но это не воспоминания какого –то ущербного человека, о невозвратимости прошлого. Нет. Это размышления о светлых прошедших событиях, моментах жизни. Это мои раздумья, это мой полет мысли. А в целом, конечно, мое творчество – это я.

Жизнь, если нормально к ней относиться, слушать себя, все по человечески воспринимать, не может быть только счастливой. Не бывает такого, что ты ежедневно бегаешь и прыгаешь от радости. Конечно, я вижу и красоту природы и замечаю яркие солнечные дни. Но есть вещи, которые связаны с социумом. И если убрать последнее, возможно моя музыка будет более жизнеутверждающей, бравурной. А социум, иначе говоря общество, накладывает на творчество свой отпечаток. Тем более, что наш век, это время когда огромным потоком наружу вырываются самые страшные человеческие пороки. И я не могу этого не замечать. А замечая, передаю эмоции и реакцию на происходящее посредством музыки.

– Вне мира нот и клавиш синтезатора, вы другой человек?

Я не хамелеон, если ты об этом, который меняет цвет в зависимости от ситуации или среды. Я такой, какой я есть. Зимой и летом, одним цветом. В этом смысле стопроцентная стабильность!

– Если говорить о почитателях вашего творчества. Какие они? Вы пишете для конкретных людей?

Да Боже упаси! Я никогда себе такой задачи, работать для кого –то конкретного, не ставил! Это же сразу превращает любое практически искусство в голый расчет, в бизнес! Целевая аудитория, складывается независимо от твоих предпочтений! Ты делаешь то, что умеешь делать и хочешь это делать. И о качестве своей работы, все абсолютно авторы могут судить лишь спустя какое –то время. Оно все расставляет по местам. Конкретно я могу ориентироваться только на то, на чем воспитан. Я довольно рано познакомился и с классикой и с современной музыкой. Мне по силам сделать некий сравнительный анализ, который позволяет выходить со своим творчеством на публику. Мне не стыдно.

– Можно сказать, что со своей публикой вы не знакомы?

Можно. Потому что это могут быть и дети и взрослые и пожилые люди. То есть кто угодно. Может быть молодое поколение заинтересует та или иная композиция. Понимаешь, нет таких, кому бы вообще ничего не понравилось!

– Есть в вашей жизни человек, которого вы считаете своим главным критиком?

Мои главные критики, это мой зритель и моя совесть. Себя же я не стану обманывать. А зритель это чувствует. И понимает, что если автор, в своем творчестве честен с собой, то честен и с остальными. Зритель способен мгновенно распознать обман. Да и ты сам себе подобного не простишь.

– Музыканты иногда, видимо в качестве эксперимента, кардинально меняют свой стиль, свой имидж. Вы не хотели бы попробовать нечто подобное?

Все это происходит исключительно от бедности мысли! Потому что, когда ты самадостаточен, тебе не нужно шарахаться со стороны в сторону. Это знаешь, как люди, которые себя найти не могут и начинают бегать по всему миру! У меня таких примеров перед глазами много. Столько людей знакомых разъехались. Я слежу за их судьбами, за теми, кто еще жив. И я им не завидую. Да и они сами себе не завидуют. Просто не все в этом признаются. Вопрос не в том, где ты находишься. Вопрос в том, нашел ты себя или нет. Нужно дружить со своим внутренним миром. Тогда, касательно все тех же музыкантов, не придется искать какое –то новое звучание, менять стиль или направление. А все эти эксперименты, это попытки завуалировать невозможность самореализации. Когда тебе вроде хочется что –то сказать, а сказать нечего! Лично я отклоняться от своего, выбранного много лет назад, пути не собираюсь.

– Я читал, что в начале своего творческого пути, вы равнялись на таких известных мировых музыкантов, как Григ, Алан Парсонс, Морриконе и другие. Изменились ваши музыкальные пристрастия сегодня?

Нет. Для меня арт-рок, как направление в музыке, наиболее интересно. Это настолько богатая музыка, что ее трудно с чем-либо сравнить. Это такой музыкальный коктейль, ну можно сказать на любой вкус. Понимаешь, «Арт»  – это искусство. «Рок»  – это самовыражение. Мне часто говорят: «Если тебе нравится арт-рок, что же ты сам пишешь свои сладенькие композиции?» А я пишу то, что сегодня мне подсказывает мое «внутреннее Я». Появится завтра возможность поработать с другим материалом, я с удовольствием этим займусь. Не сменой стиля и направления, а именно другим материалом. Но для этого нужны другие возможности. Взять тот же джаз – рок, нужны музыканты, целая команда творческих людей. Студийные условия опять же нужны другие. Это совершенно иной подход. В целом мои пристрастия музыкальные не изменились. Просто сейчас я имею возможность делать то, что делаю.

 – Если вспомнить названия ваших пластинок, таких как «Дождь в феврале», «Цветущая сакура», «Снегопад», появляется ощущение, что они буквально пропитаны романтикой.

 – Конечно. Так и есть. Я всю жизнь воспринимаю через образы, через природу. Я свои впечатления преобразую в музыку. Для меня это первично. А человек, уже на пятом, десятом месте.

 – Но романтика, это же и любовь и расставания, эмоции.

 – Само собой. Отношения между людьми я никуда не выброшу, да и незачем. Я же не могу сказать: «Нет! Про это писать не буду!». Если это вызывает какие-то определенные чувства и мне они близки, это нужно озвучивать. И хотя, как правило, у меня нет роковых ноток противостояния, я все равно стараюсь бороться с ханжеством, черствостью и другими отрицательными явлениями. Я стараюсь писать о том, что облагораживает человека. К примеру, это природа. Я на ней воспитан.  Я вообще город не очень люблю. Была бы возможность, сбежал бы из каменных джунглей. И уже там продолжил бы заниматься любимым делом.

 – Возвращаясь к вашей новой пластинке, «На одном дыхании». Судя по названию, останавливаться вы не собираетесь? Есть же еще «второе дыхание» и так далее.

 – Это уже не от меня зависит. Я не могу планировать, когда должен остановиться. Вот ты себя слушаешь, и тебе твой желудок говорит: «Нужно покушать». Как ты спланируешь свои действия? Отложишь на потом? Не получится, если ты не поешь, тебе будет плохо. Так и в искусстве. В музыке в частности. Это некая потребность, которая заявляет о себе, когда ей это нужно. Это как капризная барышня. И я этой барышне вынужден угождать, подчиняться. И я буду идти на поводу ее запросов столько, сколько потребуется.

Беседовал Евгений Назаров, фото предоставлено Виктором Горшковым

 Седьмой день

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Сен 2016 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29