рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

«Чужих людей не бывает!»

Когда пропадает человек, родные и близкие готовы на все, лишь бы его найти, вернуть домой. Со своей бедой люди обращаются в полицию, нанимают частных детективов. Совсем отчаявшиеся записываются на прием к экстрасенсам и всевозможным ясновидящим. Последние, к слову, берут за свою «достоверную» информацию баснословные деньги. При этом мало кто знает, что рядом есть люди, готовые придти на помощь не ради награды, ради спасения человека. Речь идет о всероссийском добровольческом поисково-спасательном отряде «Лиза Алерт». О работе отряда, о том, что сделано сегодня и что планируется в будущем нам рассказал руководитель новокузнецкого отделения «Лиза Алерт» Егор Кузьмин.

Егор, для тех, кто об отряде «Лиза Алерт» узнал совсем недавно, можно немного истории? Кто вы? Чем занимаетесь? Какие цели перед собой ставите? И откуда взялось такое название?

– Поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» – это некоммерческое, объединение, занимающееся поиском пропавших людей. У нас нет регистрационных документов, нет расчетного счета. В этом году отряду исполнилось шесть лет, и на протяжении всего этого времени он успешно функционирует в России. Его подразделения есть в шестидесяти регионах страны, в том числе и в Кузбассе. Как и многие отряды, как это ни парадоксально, он возник не в связи с каким-то радостным и ярким событием, не в связи с проведенной удачно поисковой операцией. Он образовался в связи с одним случаем, когда мы ощутили свою дефицитарность. Когда мы поняли, что у нас недостаточно ресурсов, средств, необходимых для помощи людям, попавшим в беду.

Тринадцатого сентября две тысячи десятого года в подмосковном лесу пропала девочка Лиза Фомкина. Пропала вместе со своей тетей. Первые три дня родственники пытались искать их своими силами. Но этого было недостаточно. Полиция на тот момент не могла выделить нужное количество сотрудников из-за торжественных мероприятий, посвященных Дню города. Так совпало. Тогда подруга семьи пропавшей девочки разместила в Интернете, на форуме для заводчиков хорьков, информацию о том, что в лесу находится ребенок и нужна помощь в его поиске. В течение дня объявление прочитали более двадцати пяти тысяч человек. В подмосковный лес на поиски ребенка приехало огромное количество добровольцев. В итоге Лизу и ее тетю нашли. К сожалению, погибшими. Вначале обнаружили тело женщины. Спустя сутки нашли ребенка. Как потом выяснилось, девочка умерла от переохлаждения за двенадцать часов до прихода поисковиков. Многие волонтеры, которые тогда давали интервью журналистам, говорили о том, какое чувство вины они испытывают от того, что не успели спасти ребенка.

И после этого несчастного случая появился поисково-спасательный отряд, в названии которого имя погибшей девочки?

– После этого случая инициативная группа людей, принимавших участие в поиске Лизы и ее тети, приняла решение организовать в России добровольческий поисково-спасательный отряд. Был проанализирован мировой опыт создания подобных организаций. В качестве примера организаторы выбрали американский отряд «Эмбер Алерт», названный так в память о похищенной и убитой в девяносто шестом году девятилетней девочке Эмбер. В итоге четырнадцатого октября две тысячи десятого года, то есть спустя месяц после пропажи Лизы Фомкиной, в России возник отряд «Лиза Алерт».

Егор, основная функция отряда это исключительно поиск пропавших людей?

 – В целом, да. Упор делается на пропажу детей, людей пожилого возраста и людей с ограниченными физическими возможностями. Помимо поиска людей, наш отряд постоянно занимается и обучением добровольцев. И это не только навыки проведения поисковых операций, но и навыки первой помощи. Довольно часто люди, потерявшиеся в лесу, не могут самостоятельно из него выйти, потому что получили какую-то травму. И в случае обнаружения травмированного человека ему нужно на месте оказать медицинскую помощь. Потому что тот же экипаж «скорой», как правило, доезжает до конца асфальтированной дороги, а дальше звучит фраза: «Выносите пострадавшего сюда, мы здесь ему поможем».

А как насчет профилактических мероприятий по типу «предупрежден значит, вооружен»?

–Конечно, мы занимаемся и профилактикой. Во всех регионах отряд «Лиза Алерт» проводит акции и мероприятия, направленные на уменьшение случаев пропажи людей. В День защиты детей первого июня, в День грибника в сентябре и в определенные даты сотрудники отряда ведут разъяснительную работу с детьми, а также с их родителями. Рассказывают о правилах поведения в лесу, о мерах предосторожности, предупреждают о возможной опасности.

Ты говоришь об отряде «Лиза Алерт» в общероссийском масштабе. А как появилось кузбасское отделение организации?

–В две тысячи тринадцатом году в поселке Кедровка не вернулась с прогулки пятнадцатилетняя Яна Титова. В итоге девочку нашли, к сожалению, убитой. В том же году в Кемерово образовалась группа, на тот момент она состояла всего из трех человек, которая стала продвигать движение «Лиза Алерт» в Кузбассе. После двух лет достаточно продуктивной работы в этом направлении куратором региона было принято решение о том, что в нашей области должны действовать два поисково-спасательных отряда. Один в Кемерово, второй у нас в городе. Таким образом, ноябрь пятнадцатого года можно считать днем рождения отряда «Лиза Алерт» в Новокузнецке.

За год работы новокузнецкого отделения отряда уже можно подвести какие-то итоги?

–Если посмотреть статистику, в прошлом году во всем Кузбассе было организовано порядка сотни поисков по обращениям. В текущем – уже семьдесят пять, и это только в Новокузнецке. Примерно такое же количество в Кемерово. Это показатель того, что люди стали чаще обращаться к нам за помощью, больше узнали об отряде, выросло доверие к нашей работе. Опыт показал, что мы действительно можем помочь, можем эффективно вести поиск людей. Если говорить о результатах работы, сорок пять человек, пропавших без вести, найдены живыми. Двадцать один погибшими. И тут стоит отметить, что такое понятие, как «найден – погиб», это тоже результат. Потому что нет ничего хуже, чем неизвестность, когда родные и близкие не знают, где человек и что с ним случилось. Одиннадцать человек до сих пор не найдены, но работа по их поиску не прекращается.

Если говорить о структуре «Лизы Алерт», существует в отряде четкое  распределение обязанностей?

 –У нас есть председатель, он находится в Москве, это Григорий Сергеев. На нем руководство всего российского отряда. И по каким-то наиболее серьезным вопросам, таким как снабжение регионов оборудованием или проведение обучающих семинаров и тренировочных выездов, принимает решение непосредственно председатель. Помимо главного руководителя в столице, в каждом регионе России есть свои кураторы «Лизы Алерт». Это, как правило, люди с отличными организаторскими способностями и большим опытом проведения поисковых мероприятий. Нашего кузбасского куратора зовут Анна Бедовая, но чаще она откликается на позывной «Нюра». Кроме того, в каждом регионе есть свой руководитель. Конкретно в нашем эту обязанность выполняю я. И далее по убывающей степени владения информацией, но отнюдь не по степени важности, идут операторы «горячей линии». Это люди, которые первыми принимают заявку о том, что пропал человек. Далее к работе подключаются «инфорги» – это сотрудники отряда, в задачу которых входит сбор всей информации по заявке. То есть это масштабный обзвон всех, всех, всех, кто что-либо знает о пропавшем человеке, слышал, видел. Обзвон его друзей, коллег, одноклассников. Инфорги звонят в больницы, в морги, ищут необходимые данные в Интернете. То есть имеют дело с огромным объемом информации. При этом сами они остаются, что называется, «бойцами невидимого фронта». Но тем не менее, на примере той же Москвы, примерно пятьдесят процентов поисков успешно заканчивается на прозвоне больниц. Если, конечно, это «городской» поиск. После инфоргов идут координаторы – это сотрудники отряда, отвечающие за активный поиск, когда происходит выезд группы на место. Координатор дает указания непосредственно поисковикам на местности, в каком направлении прочесывать местность, где расклеить объявления и так далее. Во время самого поиска решения координатора, и это наше железное правило, не обсуждаются и не оспариваются! И если он говорит работающим «в поле» обследовать тот или иной кустик или ложбинку, поисковики это делают. Даже если считают действия координатора неправильными. Но все отдают себе отчет в том, что руководитель конкретной поисковой операции более информирован и приказы отдает не ради развлечения. Ну, а основанием структуры отряда «Лиза Алерт» являются непосредственно поисковики. То есть люди, которые в случае необходимости готовы выехать на место и приступить к активным поискам пропавшего человека.

А взаимозаменяемость сотрудников имеет место быть?

–Как правило, да. То есть человек может работать оператором горячей линии, отвечать на звонки. При этом ничто не мешает ему выезжать на поиски. То же самое относится и к инфоргам или к координаторам. Сегодня они могут руководить конкретным поиском, а завтра наматывать километры по лесу. У нас нет железно закрепленных за кем-то должностей.

«Лиза Алерт» занимается исключительно поиском пропавших людей или есть еще ряд забот?

– Отряд создан только для поиска и помощи пропавшим людям. Ничем другим мы не занимаемся. Мы не собираем средства на благотворительность или на лечение больных детей, на помощь сиротам и так далее. Какая бы благая цель при этом ни преследовалась. У нас своя четкая задача. Еще хочу отметить, что наш отряд – это объединение добровольцев. У нас никто никому ничего не должен и ничем не обязан. Каждый по мере своих возможностей помогает работе отряда. Благодаря такой внутренней политике, «Лиза Алерт» достаточно успешно функционирует в России на протяжении уже шести лет. Мы не работаем за деньги, звания или звездочки.

Есть какой-то, пусть и небольшой, свод правил для всех сотрудников отряда?

– Ну, одно из первых – это «умеешь сам – научи другого». Тут все просто. К примеру, не знает новичок, как пользоваться компасом, а ты знаешь. Потрать пятнадцать минут, объясни человеку, научи. Это не потребует от тебя каких-то титанических усилий, а в результате челове, приобретает необходимый навык, опыт, который пригодится в общей работе отряда. Еще одно правило – это «сухой закон». Он действует всегда, будь-то поисковая операция на местности или обучающие тренировки. Не важно. Если на тебе одежда с символикой отряда, будь добр – соответствуй!

Если говорить о сотрудниках отряда «Лиза Алерт», кто они? Точнее, кто вы?

– Мы все абсолютно разные люди. Начиная от домохозяек, заканчивая бизнесменами. У нас нет принципов разделения ни по социальному статусу, ни по вероисповеданию, ни по национальности. В отряд «Лиза Алерт» приходят те, кому не безразлична судьба попавших в беду людей. Мы надеемся, что наши ряды пополнят новые добровольцы. Мы открыты для общения, обучения и совместной работы.

Расскажи непосредственно о самом процессе поиска пропавших людей? С чего он начинается?

–У нас существуют несколько видов поиска. Один из них – информационный. Он действует в случаях, когда с момента пропажи человека прошло достаточно много времени. Это, может быть, неделя, месяц и больше. И тут единственное, чем мы можем помочь, – это составить на пропавшего человека ориентировку и разместить в Интернете. Организовывать выезд группы для поиска на местности не имеет смысла. Потому что за несколько дней человек может оказаться на другом конце света. В целом поиск начинается с заявки на горячую линию по бесплатному телефону: «8-800-700-5452», либо с заявки на сайте отряда «Lizaalert.org».Далее заявка передается инфоргу для прозвона. И тут наш сотрудник берет на себя не только обязанность обзвонить все больницы, морги, полицию и другие организации, но и защищает родственников пропавшего человека от информационного мусора. В частности, всевозможные экстрасенсы, все бабушки-гадалки и прочие ясновидящие не беспокоят родных и близких потерявшегося человека. Все их звонки перенаправляются на общую всероссийскую линию отряда «Лиза Алерт»! Это защищает родственников от возможного шантажа или вымогательства денег, а также от ложной информации о местонахождении человека. Кроме того, в отряде нет такого понятия, как «срок давности». Поиск продолжается до тех пор, пока человек не найдется. Пусть даже пройдет год, два, да хоть десять лет. Будут появляться в сети репосты, будет продолжаться сбор информации, будут публикации в СМИ, будут проводиться акции в поддержку того или иного поиска. Особенно это касается детей. В торговых центрах будут звучать объявления о том, что в таком-то регионе пропал такой-то ребенок и так далее. То есть инфопоиск не прекращается.

Помимо инфопоиска есть еще поиск городской. Тут название говорит само за себя. В городе чаще всего приходится искать дедушек и бабушек с потерей памяти. Либо «детей-бегунков». Это две основные категории, попадающие под данный вид поиска. В целом схема действий стандартная. Заявка, сбор информации, выезд на место, патрулирование и так далее. Бывает, что во время городского поиска возникает необходимость осмотра каких-то заброшенных объектов, завалов, колодцев и тому подобного. Мы туда не лезем. В таких случаях мы обращаемся в МЧС. И при должном взаимодействии, при совместной работе мероприятия по поиску становятся более эффективными.

И третий вид – это поиск пропавших людей в лесу. Тут тоже есть ряд своих правил. В частности, никто из сотрудников отряда не отправится на поиск без карты местности, без навигатора и средств связи. Неизвестно, сколько продлится поиск, может быть, это займет час, а может – и несколько дней. Мы не хотим увеличить число потерявшихся людей. Кроме того, все приехавшие на поиск обязательно регистрируются у координатора. И по окончании своей работы каждый участник операции обязательно сообщает об этом все тому же координатору. При формировании групп используется принцип мальчик плюс девочка. Что бы там ни говорили дамы о равноправии и тому подобных вещах. Поисковая операция – не то место, где нужно качать права. Здесь, прежде всего, важны такие понятия, как слаженные действий и оперативность.

А были случаи, когда отряду удавалось найти человека, пропавшего несколько лет назад?

–Инфопоиск может в любой момент перейти в стадию активного поиска. И такие случаи не редкость. К примеру, в прошлом году молодой человек, пропавший в Москве, был найден в Кирове. Поиски его велись на протяжении двух лет. По каким-то причинам он оказался в другом городе, у него случилась потеря памяти, и его приютила местная семья фермеров. Он у них жил и работал до тех пор, пока один из членов семьи не увидел в сети объявление о поиске этого человека. В итоге человек был найден. Хотя прошло два года.

По роду деятельности отряду «Лиза Алерт» приходится взаимодействовать, налаживать связь с силовыми структурами. И наверняка здесь без сложностей не обходится?

– Сейчас силовики к нам относятся более-менее положительно. Если раньше, на заре основания не только нашего конкретного отделения, а всероссийского отряда в целом, было достаточно много скепсиса со стороны той же полиции или спасателей, на сегодняшний день отношение изменилось в лучшую сторону. К примеру, те же сотрудники полиции, к которым обращаются жители с заявлением о пропаже человека, помимо того, что это заявление примут, могут дать наш телефон. Помощь не бывает лишней. И тот же полицейский, на котором «висят» пять–шесть заявлений о пропавших людях, просто физически не сможет все их обработать. В случае с «бегунками», то есть с подростками, по тем или иным причинам сбежавшими из дома, мы довольно плодотворно сотрудничаем с отделом полиции по делам несовершеннолетних. Все понимают, что совместная работа дает лучший результат.

А кто чаще всего теряется, дети, пожилые люди, подростки?

– В городе это, как правило, престарелые люди с какими-то заболеваниями, связанными с потерей памяти или рассеянным вниманием. Вторая категория – подростки. А если брать природную среду, то это чаще всего грибники и охотники. Либо просто люди, которые отправились в лес погулять, в итоге получили травму и не смогли самостоятельно выбраться.

Под каким девизом работает поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт»?

–Самый, наверное, распространенный девиз – это «Чужих детей не бывает». Но он касается определенной возрастной группы. Поэтому назову еще один – «Медлить – значит, хоронить». Хоть и звучит достаточно жестко, но оба девиза можно объединить и сделать общий вывод – чем больше времени проходит с момента пропажи человека, чем дольше люди ждут и не обращаются за помощью, тем меньше шансов на его спасение. По статистике, в первые сутки шансы найти человека живым равны девяноста процентам. На вторые – уже пятидесяти. Поэтому не нужно ждать. Нужно действовать!

Беседовал Евгений Назаров

Седьмой день

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Дек 2016 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31