рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

«По плодам их узнаете их»

Проповедь Слова Божьего очень важна – без неё церковь немыслима. Но не менее значима реальная помощь людям. В Новокузнецке для Новоильинской церкви христиан веры евангельской одним из самых важных служений обществу стала помощь алкоголе- и наркозависимым людям. Вот уже пятнадцать лет церковь сотрудничает с благотворительным фондом социальной реабилитации граждан «Источник Жизни». Мы беседуем с его директором Павлом Скребневым.

 – Слова «социальная реабилитация» настолько скомпрометированы всеми этими историями с «Преображением» и его дочерними организациями, что приличные люди стараются избегать их…

– Ну да, «реабилитируют» – это значит, наживаются на рабском труде, бьют, издеваются, реально ничего не делают для человека…  Такая «реабилитация», конечно, не нужна, она только компрометирует хорошее и крайне необходимое для общества дело.

Говорю так, потому что у нас есть результат – это когда бывшие наркоманы возвращаются к нормальной жизни: работают, заводят семьи, рожают детей. То есть человек приходит к нам разбитый, разрушенный, а уходит полный сил и желания жить, творить добро не только для себя, но и для других. В этом 2017 году из 150 человек, обратившихся за помощью в «Источнике Жизни», 21 полностью окончил программу. Мы работаем на результат. Это нормальные, здоровые люди…

– В каком смысле «здоровые» и «нормальные»?

– Прежде всего, в моральном.

– Многие, в том числе и специалисты-наркологи, считают, что бывших наркоманов не бывает, что мы наблюдаем только временную ремиссию, после которой обязательно будет рецидив…

– Я вообще не сторонник каких-то лычек, ярлыков – «бывших наркоманов не бывает», «бывших алкоголиков не бывает»…  «Бывших депутатов не бывает» (смеется). Я пятнадцать лет не употребляю наркотики. Не курю, не пью. И это, конечно, благодаря Господу и тому окружению, той среде, тому миру, который я сам выбрал – церковь, служители, верующие люди… Они поддерживают меня, дают мне опору, формируют меня.

Это мой личный выбор – как жить, с кем общаться. Опуститься, плыть по течению, колоться – или преодолевать трудности и проблемы, создавать что-то новое, работать над собой и помогать другим.

Человек каждый день делает свой выбор – либо правильный, либо неправильный…

– Жизнь – она вообще временная. И когда люди говорят, будто бывшие наркоманы не способны навсегда отказаться от наркотиков, то создается впечатление, что сами они собрались жить как минимум миллион лет. Но если поднять реальные истории наркоманов, то даже «временное» возвращение к нормальной жизни покажется чудом – из какого ада они поднялись...

– Да взять хотя бы мою историю. У меня была отличная семья – мама, папа, дедушка с бабушкой. Мама маркшейдером работала на шахте «Юбилейная», папа в автотранспортном цехе, бабушка – в управлении ЗСМК, очень уважаемый человек. В семье не было ни наркоманов, ни алкоголиков, ни тунеядцев. Все обо мне заботились, воспитывали меня.

Но в возрасте тринадцати лет я бродил по улицам в поисках «дружбы» и встретил «друзей», которые были старше меня на пять – десять лет. И начал «колоться» – чтобы меня уважали, считали взрослым. Это был 1992 год. Помню, как ездили в Алтайский край за маком… В 1993 году меня посадили. У меня были четыре судимости, три раза отбывал наказание – начиная с «малолетки» и до 22 лет. В 24 года я обратился за помощью в Центр реабилитации в Шерегеше. И только благодаря маме. Она стала верующей, она молилась за меня, начала общаться со мной. А до этого боялась и избегала меня – в тюрьме, когда я сидел, только один раз навестила…

В центре я пробыл недолго – недели две. Слишком непривычно всё было после бурной жизни. Пришлось снова попадать в грязь. И только через два года я принял для себя решение – считаю, только по милости Божьей. Сам я уже ничего не мог – силы иссякли. И у меня появился какой-то страх – мне 24 года, а образования никакого, работать я не то что не умею, а не хочу, не могу. Меня пугало, какой я лентяй – утром встать не могу…

Моим поворотным пунктом в биографии стал «Источник Жизни» в Кузедеево. До этого я только присматривался, потому что очень сильно любил наркотики, себя любил, ничего не хотел делать – только бродить и воровать. В Кузедеево провёл три года – был волонтером. Во-первых, я почувствовал призвание – помогать таким, как я – заблудшим, разбитым, валяющимся по подвалам, издевающимся над родителями... Это самое важное в моей жизни. Помню, я читал Библию, и мне открылось, что я должен помогать этим людям.

Во-вторых, мне некуда было идти. Конечно, мог бы явиться домой, рассказать, что я уже хороший. Но я уже трезво оценивал ситуацию: мама жила с отчимом, у меня была младшая сестра… Стеснять я их не собирался. Конечно, им хотелось, чтобы я устраивал свою жизнь сам, отдельно от них – устроился на работу, снял квартиру.

И у меня были неплохие предложения. Но я для себя уже решил: у меня есть миссия, призвание – помогать… И сегодня я считаю, что у меня это получается.

– А не было ли страха перед новой жизнью?

– Конечно, был: что я буду делать? Как сложится моя жизнь? Меня научили правильным вещам, но как применить это на практике, я не знал – не умел нормально жить. Это был страх неизвестности, но он исчез, когда я принял решение остаться в «Источнике Жизни».

– Трудно было? Вы ведь прежде чем стать директором фонда «Источник Жизни» прошли все этапы службы, начиная с волонтера…

– Начинал руководителем первичной стадии реабилитации. Открывал отделения в Тайжине, Киселевске, Калтане… Это самая тяжелая работа. Приходят люди, которые сами до конца не определились, чего хотят. Вот, например, свежий случай. Евгений П. раз ушёл с первичной стадии, второй… На третий раз его уже привезли друзья.  Раньше он был такой самонадеянный, говорил, что может всё сам – если захочет, то в любой момент бросит наркотики, у него воля сильная. И вот его привезли беспомощного – от употребления «соли» он ходить не мог, фактически уже умирал. При росте сто девяносто весил пятьдесят килограммов – кожа и кости. И мы его сейчас возим в больницу в Осинники на лечение, чтобы мозжечок снова заработал – вестибулярный центр пострадал, а кроме того, у него дистрофия рук и ног. Вот уже год прошёл – а он до сих пор беспомощный…

– Такие люди, безусловно, не интересны таким организациям, как «Преображение» – ведь они точно не могут работать. Это одно из отличий псевдореабилитационных организаций от таких, как «Источник Жизни»…

– С точки зрения бизнеса такие люди, как Евгений П., бесполезны. Но ведь это человек. Если мы ему не поможем – не поможет никто. И, конечно, мы тратимся. Не только читаем Библию, но и практически помогаем людям – помогаем с одеждой, помогаем восстановить документы, помогаем разобраться, допустим, с кредитами… Помощь самая разнообразная – жизненные ситуации ведь разные…

– Это люди, которые утратили свой социальный статус. У некоторых, наверное, и паспорта нет…

– Не у некоторых, а у большинства. Приходим в паспортный стол с человеком, который три года жил без паспорта. Там говорят: платите штраф две с половиной тысячи. А у него откуда деньги? Приходится платить нам, чтобы вернуть государству гражданина, налогоплательщика (смеется). СНИЛС восстанавливаем, страховой полис, ИНН, помогаем устроиться на работу…

– Не у всех есть профессия. Кто-то, наверное, вообще не имеет трудовых навыков…

– Опять же, таких большинство. Приобщаем их к труду и способствуем дальнейшему трудоустройству. У нас есть кузнечный цех, мебельная мастерская. Занимаемся строительством, ремонтом, автоделом, чтобы обеспечивать внутренние нужды на территории фонда. Прикрепляем опытных людей. Пример – Алексей Богачев. Ветеран второй чеченской войны. Три года назад окончил реабилитацию, до этого не умел ничего, «кроме как бегать с автоматом», говорил. Ездил на строительные работы – научился штукатурить, клеить обои, заливать полы, натягивать потолки. И сегодня он этим зарабатывает. Женился на девушке из церкви, ждут ребенка. Учится в техникуме.

Есть люди, которым мы помогли получить права и которые теперь работают водителями… То есть мы ищем, чем реально можем помочь людям, чтобы они смогли жить в обществе по-христиански. Виталий Грачов учится в техникуме. Некоторые ходят в школу рабочей молодежи.

 Общаемся с родителями, женами, братьями, сестрами, объясняем им, что человек, который вернётся к ним, будет другим. И они должны быть готовы к этому.

Вот, скажем, простая ситуация из моей жизни. Я однажды пришел домой на выходной, а так как я воришка был, то когда выходил с пакетом, мама меня спрашивает: «А что у тебя в пакете?» и смотрит в глаза: «Сынок, а ты случайно не уколотый?» Мы учим: относитесь к своему сыну или дочери по-другому. Недоверие печалит…

– Есть такое слово «созависимость»…

– В некоторых случаях это вообще ужасно. Иногда бывает, что человек давно забыл о наркотиках, у него уже своя семья, а родители до сих пор пытаются решить за него какие-то вопросы, учат его, как надо жить, или заглядывают в глаза: «У тебя всё нормально?»

Есть и другая крайность, когда родственники слепо верят своему чаду. Он прошёл первичную стадию, выходит через три месяца – щечки розовые, помытый, подстриженный. Родители в восторге: «Какой ты хороший!» Но внешнее совсем не говорит о внутреннем.

В этом смысле определение «социальная реабилитация» не вполне подходит для нашей деятельности. Оно означает восстановление некоего статуса, которым обладал человек в прежней жизни. Но для нас реабилитация – это, прежде всего, духовно-нравственное обновление, устранение основной причины, приведшей к наркомании. Господь всемогущ, но нужно, чтобы сам человек сделал свой выбор, обратился к Нему за помощью. Так что это, скорее, трансформация, рождение нового человека – человека во Христе. Писание говорит: тот, кто во Христе – новое творение, древнее прошло – теперь все новое. Это точка невозврата к прежней жизни.

Бросить наркотики – это просто. Но это всего-навсего верхушка айсберга. Если человек не меняет свою суть – не следует ждать, что он, выйдя из реабилитационного центра, изменит свою жизнь, своё отношение к окружающим.

Бывает, родственники привозят наркомана и говорят: мы готовы дать вам деньги, но вы дайте нам  гарантии, что он не сбежит, исправится, выйдет отсюда человеком. Но мы таких гарантий не даем: «Вы же не на СТО по ремонту автомобиля обратились. Это не машина, а человек». И мы убеждаем, что помимо финансового участия есть и другие сферы, в которых нам надо вместе работать...

– Отношение власти и общества к вашей работе далеко не однозначно…

– Иногда нас критикуют, что мы собираем бомжей, приходим с лекциями в детские дома, устраиваем спортивные соревнования. На приеме у психолога – меня только недавно сняли с учета, а поставили в шестнадцать лет, такие вот там порядки – врач сказал мне с укоризной: «Вы наркотики заменяете наркоманам верой в Бога»…

– Ну да, портите верой в Христа наших замечательных наркоманов…

– Говорит: «Они становятся зомбированными». А я отвечаю: «А вы знаете, что зомби в принципе не способны на помощь другим людям?»

– Что вы считаете самым вашим большим успехом?

– Когда люди женятся или выходят замуж, у них появляются дети. Таких примеров десятки и сотни. А ещё когда бывший наркоман, прибывший в «Источник Жизни» с одной авоськой и в грязной куртке, становится на ноги и помогает, в свою очередь, центру. Или, став бизнесменом, принимает на работу бывших наркоманов. Как Евгений Чигасов, Александр Голов, Андрей Кудрин…

– А самое тяжелое, с чем приходилось сталкиваться?

– Это когда человек вышел с реабилитации, а на следующий день мне звонят родители и говорят, что он умер от передозировки. Пришёл домой и на радостях решил уколоться…

– «Источник Жизни» существует пятнадцать лет. Результаты его работы?

– Около четырех тысяч человек обратилось за помощью, примерно пятьсот из них ходят сейчас трезвыми по улицам, рожают детей, учатся, работают… Хотя не все они регулярно ходят в церковь, но жизнь их коренным образом изменилась… Конечно, это капля в море. Эта цифра могла бы быть больше, если бы власти, общество помогали…

– Но пятьсот человек – это… За каждым – жизнь, его семья, это как минимум двадцать человек, с кем он общается, на чью жизнь он влияет… Мне вспомнилась притча: шторм выбросил на берег миллионы морских звезд. Мальчик идёт и бросает их в воду. Увидел это прохожий и говорит: «Что ты делаешь? Ведь всех не спасёшь!» Мальчик поднял морскую звезду и бросил её в воду: «А вот эту – спасу…» Удачи вам в вашей нелегкой работе!

Никита Серебряный

Седьмой день

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Авг 2017 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31