рублей за доллар
рублей за евро
долларов за баррель

Испытание брюквенным супом

В Первую мировую войну Германия вступила без прочных кухонных тылов: страна была крупнейшим импортером продукции сельского хозяйства и ввозила из-за рубежа треть необходимого ей продовольствия. Но вера в индустриальную мощь страны и силу её оружия была так велика, что никто не рассматривал всерьёз вариант затяжной войны. Добровольцы с цветами и песнями шли на фронт. Даже психоаналитик Зигмунд Фрейд восторженно писал: «Всё мое либидо принадлежит Австро-Венгрии!» Однако всё сразу пошло не так, как хотелось.

Подлый и коварный враг с первыми выстрелами нанёс удар по самому слабому месту Германской империи – по миске обывателя. Англия немедленно ввела морскую блокаду побережья, отсекая корабли с продовольствием, а Россия прекратила поставки хлеба. И уже в начале 1915 года были введены карточки на хлеб, а в декабре – на молоко. Следом стали исчезать жир, мясо, яйца, кофе, чай, сахар, бобовые, макаронные изделия… Население, голодное, но ещё патриотичное, устремило свои взоры к картошке. Однако холодная и дождливая осень 1916 года не оставила камня на камне от надежд на картофельное пюре. Фитофтора вдвое уменьшила урожай. Теперь власти нормировали и картошку…

Спасала только брюква. Из неё готовили супы, «свиные» отбивные, котлеты, мармелад и хлеб. На улицах крупных городов появились полевые кухни, предлагавшие суп из брюквы. Поскольку средний немец потреблял всего тысячу калорий в день, все мысли нации были вокруг еды. В газетах нередко можно было прочитать объявления: «Меняю картофельные очистки на дрова». Сельское хозяйство испытывало нужду в рабочих руках, минеральных удобрениях, технике… И смертельный голод пришёл в города Германии. От него за «брюквенную зиму» 1916–1917 годов умерло около 800 тысяч человек.

По оценкам немецких историков, потери гражданского населения составили 35 процентов от фронтовых потерь… Раздражение людей вызывало поведение правящей верхушки. Эти люди, не отказывая себе ни в чём, публично призывали население к самоограничению, рассуждали о пользе голодания для организма и высокой питательности брюквенного супа. В довершение ко всему по Германии тремя волнами прошла эпидемия «испанки», жертвой которой стали ослабленные недоеданием люди.

А обеспеченные классы со всем патриотизмом устремились… в тихие курортные местечки, где не было разъяренных толп, но было много полезного ультрафиолета и ресторанов с настоящими котлетами из мяса. И не воняло брюквой. …Вильгельма Второго революция и последующая капитуляция застали врасплох во время пребывания в штабе армии в Бельгии. О его отречении объявил канцлер Германии, не дожидаясь волеизъявления самого императора. Отправляясь в изгнание в Нидерланды, проспавший революцию самодержец искренне негодовал: – Немецкий народ является бандой свиней! Он лично был готов воевать до победного конца. Может быть, пока не закончатся перепела на леднике или запасы рейнского в подвале…

Прошло сто лет. В обеих палатах Федерального Собрания обсуждают приговор 70-летней пенсионерке из Ивановской области, которая от голода начала приворовывать продукты у соседей – две банки тушенки, упаковка макарон, сахар, печенье и 17 пакетиков чая. Ей грозило шесть лет. Председатель комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский размышляет: «Может, этот человек еще в силах работать. Может, порекомендовать устроиться на какую-то работу…» И строго так: «Наверное, да, низкая пенсия. Хотя есть люди, которые даже в этой ситуации не опускаются до воровства».

Работы в деревне нет, пенсия – 7300 рублей. Кредит на холодильник, плата за коммуналку – остается тысяча. Бабушка на суде плачет: «Прошу Вас, не сажайте меня. Я вообще не знаю, что со мной творится…» Хорошо хоть, что сенаторы знают: трудолюбия и высоких моральных принципов, свойственных парламентариям.

Александр Белокуров

Седьмой день

Добавить комментарий

Редакция портала «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие законодательство РФ, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того, согласно внутренним правилам модерации, редакция «Седьмой день» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и любые гиперссылки.

В случае регулярного нарушения пользователем правил модерации его доступ к комментированию может быть заблокирован, а все оставленные им сообщения удалены.

Нажатие кнопки «Отправить» является безоговорочным принятием этих условий.

Защитный код
Обновить

Свежий номер

Архив

<< < Фев 2017 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 22 23 24 25 26
27 28